petergirl
"Шерлок при смерти" - 1 часть


ШЕРЛОК ПРИ СМЕРТИ

THE LYING DETECTIVE

Дом психотерапевта

Психотерапевт:
Опишите мне ваше утро. С самого начала.
Джон: Я проснулся.
Психотерапевт: Как вам спалось?
Джон: Никак. Я не спал.
Психотерапевт: Вы сказали, что проснулись.
Джон: Я перестал лежать.
Психотерапевт: Вы были один?
Джон: Конечно, один.
Психотерапевт: Я про Рози — вашу дочку.
Джон: Она у друзей.
Психотерапевт: Почему?
Джон: Я не справляюсь. И вчера я чувствовал себя... неважно.
Психотерапевт: Это объяснимо.
Джон: Почему? Почему объяснимо? Разве все должно быть объяснимо? Может быть, все же есть вещи необъяснимые, мы обязаны это признать?
Психотерапевт: Я имею в виду, что это нормально.
Джон: Я забросил свою дочь. Это что, нормально?
Психотерапевт: Вы потеряли жену.
Джон: А Рози потеряла мать.
Психотерапевт: Вы предъявляете к себе завышенные требования.
Джон: Нет, я — как раз наоборот.
Психотерапевт: Вам совсем не с кем поговорить? Поделиться?
Джон: Не с кем.



Therapist:
Tell me about your morning. Start from the beginning.
John: I woke up.
Therapist: How did you sleep?
John: I didn’t. I don’t.
Therapist: You just said you woke up.
John: I stopped lying down.
Therapist: Alone?
John: Of course alone.
Therapist: I meant Rosie, your daughter.
John: Uh, she’s with friends.
Therapist: Why?
John: Can’t always cope... and, uh, last night wasn’t... good.
Therapist: That’s understandable.
John: Is it? Why? Why is it understandable? Why does everything have to be understandable? Why can’t, um, some things be unacceptable and-and we just say that?
Therapist: I only mean it’s okay.
John: I’m letting my daughter down. How the hell is that okay?
Therapist: You just lost your wife.
John: And Rosie just lost her mother.
Therapist: You are holding yourself to an unreasonable standard.

John:
No, I’m failing to.
Therapist: So there is no-one you talk to, confide in?
John: No-one.

Дом Джона. Утро того же дня

Джон:
О, я заберу Рози попозже — я нашел нового психотерапевта. У нас с ней сегодня первый сеанс.
Мэри: Ты расскажешь ей про меня?
Джон: Нет.
Мэри: Почему?
Джон: Это не нужно.
Мэри: Почему?
Джон: Потому что она думает, что ты умерла.
Мэри: Джон, ты должен помнить: это важно. Я правда умерла.
Мэри: Прошу тебя — ради себя самого и ради нашей Рози. Ты должен поверить: меня больше нет.
Мэри:
Джон... посмотри на меня.
Джон: А?
Мэри: Ты же сам знаешь. Тут никого нет, Джон.
Джон: Все, я ушел.



John:
Oh, I’m picking up Rosie this afternoon, after I’ve seen my therapist. Got a new one; seeing her today.
Mary: Are you gonna tell her about me?
John: No.
Mary: Why not?
John: ’Cause I can’t.
Mary: Why not?
John: Because I can’t... you know I can’t. She thinks you’re dead.
Mary: John, you’ve got to remember. It’s important. I am dead.
Mary: Please, for your own sake and for Rosie’s. This isn’t real. I’m dead.
Mary: John. Look at me.
John: Hm.
Mary: I’m not here. You know that, don’t you?
John: Okay, I’ll see you later.

Дом психотерапевта

Психотерапевт:
Вы чего-то не договариваете.
Джон: Нет.
Психотерапевт: На что... вы смотрите?
Джон: Ни на что.
Психотерапевт: Вы все время смотрите за мое левое плечо.
Джон: Просто посмотрел... в сторону.
Психотерапевт: Это разные вещи — смотреть в сторону и смотреть на что-то. Я такое всегда отмечаю.
Джон: Верю.
Психотерапевт: Ну да. Очевидно, я напомнила вам вашего друга.
Джон: Не факт, что это хорошо.
Психотерапевт: Вы общаетесь с Шерлоком Холмсом?
Джон: Я с ним не вижусь. Его никто не видит. Говорят, он вообще не выходит из дома.
Психотерапевт: Вы вините его?
Джон: Нет, я не думаю о нем.
Психотерапевт: Он пытался с вами связаться?
Джон: Нет.
Психотерапевт: Почему вы так уверены, что он не пытался?
Джон: Если Шерлок Холмс хочет связаться, это трудно не заметить.

За окном с грохотом останавливается машина. Джон с психотерапевтом выходят на улицу.

Джон:
Что?
Психотерапевт: О, может, представите меня?



Therapist:
Is there anything you’re not telling me?
John: No.
Therapist: What are you looking at?
John: Nothing.
Therapist: You keep glancing to my left.
John: Oh, I suppose I was just... looking away.
Therapist: There is a difference between looking away and looking to. I tend to notice these things.
John: I’m sure.
Therapist: Now I am reminding you of your friend, I think.

John:
It’s not necessarily a good thing.
Therapist: Do you talk to Sherlock Holmes?
John: I haven’t seen him. No-one’s seen him. He’s locked himself away in his flat. God knows what he’s up to.
Therapist: Do you blame him?
John: I don’t blame... I don’t think about him.
Therapist: Has he attempted to make contact with you?
John: No.
Therapist: How can you be sure? He might have tried.
John: No, if Sherlock Holmes wants to get in touch, that’s not something you can fail to notice.





Therapist:
Well, now... won’t you introduce me?

заставка

"Стеклянная башня" Калвертона Смита


Журналисты по ТВ: Мистер Смит! Мистер Смит, что вы думаете о...

Фейт: Здравствуйте.

Корнелия: Мистер Смит? Все собрались.

Смит по ТВ:
Благотворительность...

Смит:
Я сейчас приду.
Корнелия (в микрофон): Персонал готов?

Смит:
Есть своя сложность, когда рядом с тобой добрые друзья. С друзьями всегда хочется... поделиться. С друзьями и... семьей. А какое худшее зло мы можем причинить своим друзьям?
Айвен: Вас что-то беспокоит?
Смит: Да, Айвен. О да.
Айвен: Все, что вы скажете, останется в этих стенах. Думаю, что я могу говорить за всех?
Мужской голос: Да, конечно. Безусловно.
Фейт: Ну, так что же это за худшее зло?
Смит: Открыть им свою страшную тайну. Поскольку, открывшись им, ты не знаешь, как они это воспримут. А слов назад не возьмешь. Сказанного уже не воротишь. Распахнув свое сердце, его уже не закроешь.
Смит: А я шучу! Конечно, закроешь.
Смит: Так, пожалуйста, пусть каждый из вас закатает рукав на правой руке. Прошу вас.
Смит: Это всего лишь небольшая страховка.
Фейт: Я не понимаю. Что это?
Айвен: ТД-12. Это наш продукт.
Фейт: Ваш продукт?
Айвен: Его производит моя компания. ТД-12 — он используется дантистами и различными клиниками для мелких хирургических процедур. Он влияет... на память.
Смит: На память, точно.
Смит: Хочу поблагодарить вас, Айвен, за то, что разрешили мне испытать его.
Айвен: Только я не знал, на ком вы собираетесь его испытывать.
Фейт: Не спросили, точнее.
Смит: Ну что? Все готовы?
Фейт: Нет.
Смит: Ну же! Засучите рукава, прошу вас, давайте!
Женский голос: Как же это мерзко.
Медсестра: Рукав чуть повыше.
Смит: Я делаю это, Фейт, детка, так как хочу снять груз с души, не перекладывая его на вас.
Смит: То, что вы сейчас услышите, шокирует, но вы все забудете. Если задуматься, выживание цивилизации всегда зависело от умышленного неведения.
Смит: Эти капельницы поддержат нужный уровень концентрации препарата в крови. Все, что происходит сейчас, исчезнет из вашей памяти через несколько минут. Но боюсь, что многие воспоминания и из вашего прошлого, возможно, будут... повреждены.
Смит: Я собираюсь поделиться с вами кое-чем глубоко личным и важным для меня. У меня потребность исповедаться в том, что вы должны будете предать забвению. Когда я закончу, вы сможете уйти. Не волнуйтесь, к тому моменту, когда придет время уходить, вы забудете все, что от меня услышали.
Фейт: Неведение — благо.
Смит: А что плохого в благе?
Смит: Итак, одни из вас знакомы друг с другом, другие — нет. Прошу вас, имейте в виду, что тут есть высокопоставленный офицер полиции, есть работник органов правосудия, один из вас — в совете директоров известной телекомпании. Двое работают на меня, и, наконец, среди вас моя очаровательная дочь Фейт.
Смит: Мне нужно, чтобы меня выслушали именно вы. Я заработал миллионы — для себя, для людей за этим столом, для множества незнакомых людей.
Смит по ТВ: Благотворительность.
Смит: Благотворительные фонды, которые я поддерживаю, не смогли бы существовать без меня. Если жизнь — балансовый отчет — а я считаю, так и есть, то по всем показателям я в плюсе.
Смит: Кроме одной ситуации, которая мне мешает. У меня есть проблема, и решить ее можно лишь одним способом.
Фейт: Ну и каким же?
Смит: Мне безумно жаль.
Смит: Я должен кого-то убить.
Фейт: Кого?

Айвен: У нас было собрание? Собрание было?

Смит: Кого-то убить.

Смит: Фейт. Девочка моя.
Фейт: Я не помню. Не помню, кого ты хотел убить.
Смит: Через 5 минут ты вообще забудешь, почему плакала.

Смит:
Остальные в порядке.

Смит: Они пошли в паб. Твой папа угощает.
Смит: О, Фейт! Дай-ка я заберу у тебя это. Тебя это только расстраивает.




Smith:
No, thank you, thank you.


Faith:
Hello.

Cornelia: Mr Smith? Whenever you’re ready.

Smith:
Uh, the charity fun...

Smith: Now, please.
Cornelia: Bring them through.

Smith: It’s difficult having such good friends. Friends are people you want to share with. Friends and... family. What’s the very worst thing you can do to your very best friends?

Ivan:
Something on your mind?
Smith: Yes, Ivan. Oh, yes.
Ivan: Whatever you tell us stays in this room. I think I speak for everyone.

Faith:
Well? What is the worst thing you could do?
Smith: Tell them your darkest secret. Because if you tell them and they decide they’d rather not know, you can’t take it back. You can’t unsay it. Once you’ve opened your heart, you can’t close it again.
Smith: I’m kidding! Of course you can.
Smith: Well, everyone, please, roll up your right sleeves. Roll up your right sleeves. Come on.
Smith: Oh, i-it’s, uh, it’s a bit of insurance.
Faith: I don’t understand. What is that?
Ivan: TD12. One of ours.
Faith: One of yours?
Ivan: We make it, my company – TD12. Sells mainly to dentists and hospitals for minor surgical procedures. Interferes with... the memory.
Smith: The memory, yes!
Smith: I-I-I want to thank you, Ivan, for allowing me to use it.

Ivan:
Well, I didn’t exactly know who you were going to be using it on.
Faith: You mean you didn’t ask?
Smith: Is everyone ready?
Faith: No.
Smith: Please, roll up your sleeves. Come on – roll up!
The other female guest: This is obscene.

Smith: All I’m doing, Faith, dear... is getting something off my chest... without getting it on yours.
Smith: What you’re about to hear me say may horrify you, but you will forget it. If you think about it, civilisation has always depended on a measure of elective ignorance.
Smith: These drip feeds will keep the drug in your bloodstreams at exactly the right levels. Nothing that is happening to you now will stay with you for more than a few minutes. I’m afraid that some of the memories you’ve had up to this point might also be... corrupted.

Smith:
I’m going to share something with you now; something personal and of importance to me. I have a need to confess, but you – I think – might have a need to forget. By the end of this, you’ll be free to go. And don’t worry – by the time you’re back in the outside world, you will not remember any of what you’ve heard.
Faith: Ignorance is bliss.
Smith: Well, what’s wrong with bliss?!
Smith: Some of you know each other and some of you don’t. Please, be aware that one of you is a high-ranking police officer. One of you is a member of the judiciary. One of you sits on the board of a prominent broadcaster. Two of you work for me and one of you, of course, is my lovely daughter, Faith.

Smith:
You are the people I need to hear me. I have made millions, for myself, for the people round this table, for millions of people I’ve never even met.

Smith:
There are charities that I support who wouldn’t exist without me. If life is a balance sheet – and I think it is – well, I believe I’m in credit! But I have a situation that needs to be... managed...
Smith: I have a problem... and there is only one way that I can solve it.
Faith: And what’s that?
Smith: I’m terribly sorry.
Smith: I need to kill someone.
Faith: Who?

Ivan: Were we in a meeting? Was there a meeting?

Smith:
I need to kill someone.

Smith: Faith. My dear, dear child.
Faith: I can’t remember. Can’t remember who you’re gonna kill.
Smith: Dear, in five minutes you won’t even remember why you were crying.
Smith: The others are all fine.
Faith: I know.
Smith: You know, they’ve gone down the pub. It’s all on me.
Smith: Oh, Faith. Don’t you think I should take that? It’s only going to upset you.

В 221Б

"Фейт":
Три года назад отец сказал, что хочет кого-то убить. Одно слово, мистер Холмс — и моя жизнь перевернулась. Одно слово.
Шерлок: Какое?
"Фейт": Имя.
Шерлок: Какое имя?
"Фейт": Я не могу вспомнить. Я не помню, кого хотел убить мой отец. И не знаю, убил ли.
Шерлок: Вы изменились. Давно не красились, корни отросли. Махнули на себя рукой?
"Фейт": Вам никогда не хотелось увидеть в зеркале кого-то другого?
Шерлок: Нет. У вас американская машина?
"Фейт": Что, простите?
Шерлок: Нет, не американская. Просто руль слева.
"Фейт": А почему вы спрашиваете?
Шерлок: Не знаю, если честно. Просто кое-что заметил.
"Фейт": Вы здоровы?
Шерлок: О, у вас нет машины. Она вам не нужна. Вы живете в изоляции и ни с кем не общаетесь.
"Фейт": А откуда вы это узнали?
Шерлок (показывает на записку): Отсюда! Ясно, что вы ограничены в средствах. Экономите, поскольку у вас крошечная кухня, что вдвойне обидно, ведь вы хорошо готовите.
"Фейт": Я все равно не поняла.
Шерлок: Минутку, я посмотрел в окно. Интересно зачем.

"Фейт": Я не знаю.
Шерлок: Я тоже, но была же причина... Потом вспомню.

Шерлок: Вы переехали в квартиру поменьше, потеряв работу. А может, после того, как расстались с сожителем.
"Фейт": А вдруг это не так?
Шерлок: Это так. У вас ни с кем нет физической близости и довольно долгое время. Это же очевидно!
"Фейт": Вы не могли это узнать по листу бумаги!
Шерлок: Но я это сделал, верно? Это точно был я.
"Фейт": Но как?
Шерлок: Не знаю. Это... происходит само собой, как рефлекс. Непроизвольно.
Шерлок: Пальто.
"Фейт": У меня нет пальто.
Шерлок: Я заметил. Вопрос — почему.
Уиггинс (из кухни): Ты с кем это?
Шерлок: Отвали.
"Фейт": Так что вы скажете?
Шерлок: В смысле?
"Фейт": Мое дело.
Шерлок: О, слишком сложно для меня. Идите в полицию. Они отлично справляются с такими заковырками. Скажите, что вы от меня. Это ускорит процесс. Пока! (кидает ей сумку)
"Фейт": Пожалуйста. Я только на вас и надеюсь.
Шерлок: Я в данный момент слишком занят, мне нужно выпить чаю. (уходит на кухню)
Уиггинс: "Выпить чаю" — это код?
Шерлок: Это чай.
Уиггинс: А то, может быть, предпочел... "кофе"?
"Фейт" (Шерлоку): Мне больше не к кому пойти.
Шерлок (из кухни): Значит, вам не повезло. Доброй ночи.
Уиггинс: В чем не повезло?
Шерлок: Замолчи. Не напоминай мне о своем существовании.
Уиггинс: Мне всегда не везет. Это конгенитальное.
Шерлок: Болван!
Уиггинс: Грубить не надо. Конгенитальное — значит врожденное.
Шерлок: Сумка!
Он выскакивает из кухни и бегом спускается по лестнице.



Faith:
Three years ago... my father told me he wanted to kill someone. One word, Mr Holmes... and it changed my world forever. Just one word.
Sherlock: What word?
Faith: A name.
Sherlock: What name?
Faith: I can’t remember. I can’t remember who my father wanted to kill... and I don’t know if he ever did it.
Sherlock: Well, you’ve changed. You no longer top up your tan and your roots are showing. Letting yourself go?
Faith: Do you ever look in the mirror and want to see someone else?
Sherlock: No. Do you own an American car?
Faith: I’m sorry?
Sherlock: No, not American; left-hand drive, that’s what I mean.
Faith: No. Why-why do you ask?
Sherlock: Not sure, actually. Probably just noticed something.
Faith: Are you okay?
Sherlock: Oh, of course you don’t own a car. You don’t need one, do you, living in isolation, no human contact, no visitors.
Faith: Okay, how do you know that?
Sherlock: It’s all here, isn’t it? Look. Cost-cutting’s clearly a priority for you. Look at the size of your kitchen: teeny-tiny. Must be a bit annoying when you’re such a keen cook.

Faith:
I don’t understand.
Sherlock: Hang on a minute... I was looking out of the window. Why was I doing that?
Faith: I don’t know!
Sherlock: Me either. Must have had a reason. It’ll come back to me.
Sherlock: Presumably you downsized when you... when you left your job... and maybe when you ended your relationship.
Faith: You can’t know that.
Sherlock: ’Course I can. There wasn’t anything physical going on, was there? Quite some time, in fact. There, see? It’s obvious.
Faith: You can’t tell things like that from a piece of paper.
Sherlock: Think I just did, didn’t I? I’m sure that was me.
Faith: How?
Sherlock: Dunno. Just sort of... happens, really. It’s... like a reflex. I can’t stop it.
Sherlock: Coat.
Faith: I don’t have a coat.
Sherlock: Yeah, that’s what I just noticed. I wonder why?
Wiggins: Who you talkin’ to?
Sherlock: Piss off.
Faith: So what do you think?
Sherlock: Of what?
Faith: My case.
Sherlock: Oh, it’s way too weird for me. Go to the police; they’re really excellent at dealing with this complicated sort of stuff. Tell them I sent you; that ought to get a reaction. Night-night.
Faith: Please. I have no-one else to turn to.
Sherlock: Yes, but I’m very busy at the moment. I have to drink a cup of tea.
Wiggins: Is “cup of tea” code?
Sherlock: It’s a cup of tea.
Wiggins: Because you might prefer some... “coffee.”
Faith: You’re my last hope.
Sherlock: Really? That’s bad luck, isn’t it? Goodnight. Go away.
Wiggins: What’s bad luck?
Sherlock: Stop talking. It makes me aware of your existence.
Wiggins: I always ’ave bad luck. It’s congenital.
Sherlock: Handbag.
Wiggins: That’s not rude. Congenital: it just means...

Sherlock:
Handbag!

Внизу, у входной двери

Шерлок:
Стойте! Подождите! Ваша жизнь вам не принадлежит. Не делайте этого. Вы поняли? Думать не смейте!
"Фейт": Простите, что? Я не понимаю.
Шерлок: Платье.
"Фейт": Платье?
Шерлок: Я ведь сразу заметил на нем след. Простите, никак не могу поспеть за своими мыслями.
Шерлок: Там полоса, видите? Такой след мог остаться, если вы прищемили подол платья дверью машины. Он слева — значит, вы сидели не за рулем, а на месте пассажира.

"Фейт": Я приехала на такси.
Шерлок: На улице такси вас не ждет. Как раз это я и проверял, когда подходил к окну.
Шерлок: Вы ушли, даже не подумав его вызвать. И пальто... вы приехали без пальто в такой дождь?

Шерлок: Но все это было бы не важно, если бы на левой руке у вас не было шрамов, которые вы все время пытаетесь прикрыть рукавом.
"Фейт": Вы же их не видели.
Шерлок: Нет, не видел. Спасибо, что подтвердили мою гипотезу. Уверен, смогу доказать, что это вы сделали сами, но нужно ли?
"Фейт": Нет.
Шерлок: Тогда оставим шрамы. Дайте мне вашу сумку.

"Фейт": Зачем?
Шерлок: Она слишком тяжелая. Я не взял ваше дело, и теперь вы уходите, явно не собираясь возвращаться домой... с оружием.
Шерлок: Чипсы.
"Фейт": Чипсы?
Шерлок: Суицидникам чипсы можно, поверьте. Это единственный плюс.

Миссис Хадсон: Шерлок! Вы уходите?
Шерлок: Кажется, я помню, где дверь. Там, да?
Миссис Хадсон: Но вы не в состоянии. Только взгляните на себя!
Шерлок: Я иду с другом, так что...
Миссис Хадсон: Что за друг?
Шерлок: Пока.
Миссис Хадсон: О!

Шерлок ("Фейт")
: Идемте.



Sherlock:
Stop. Wait! Your life is not your own. Keep your hands off it, do you hear me? Off it. Off it.
Faith: Sorry? What? What are you talking about?
Sherlock: Your skirt.
Faith: My skirt?
Sherlock: Look at the hem of it! That’s what I noticed. I’m... still catching up with my brain. It’s terribly fast.
Sherlock: Those markings. Do you see them? You only get marks like that by trapping the hem of your skirt in a car door but they’re on the left-hand side, so you weren’t driving; you were in the passenger seat.
Faith: I came in a taxi.
Sherlock: There is no taxi waiting in the street outside. That’s what I checked when I went to the window.
Sherlock: And you’ve got all the way to the door and not made any move to phone for one, and look at you. You didn’t even bring a coat – in this rain?
Sherlock: Now, well, that might mean nothing, except for the angle of the scars on your left forearm; you know, under that sleeve that you keep pulling down.
Faith: Y-you never saw them.
Sherlock: No, I didn’t, so thank you for confirming my hypothesis. Don’t really need to check that the angle’s consistent with self-harm, do I?
Faith: No.
Sherlock: Then you can keep your scars. I want to see your handbag.
Faith: Why?
Sherlock: It’s too heavy. You said I was your last hope and now you’re going out into the night with no plan on how you’re getting home... and a gun.
Sherlock: Chips.
Faith: Chips?
Sherlock: You’re suicidal. You’re allowed chips, trust me. It’s about the only perk.

Mrs. Hudson:
Sherlock? Are you going out?
Sherlock: I think I remember the way. It’s through there, isn’t it?
Mrs. Hudson: Oh, you’re in no state. Look at you.

Sherlock:
Yeah, well, I’ve got a friend with me, so...
Mrs. Hudson: What friend?
Sherlock: ’Bye!
Mrs. Hudson: Oh!

Sherlock: Come on.

Великосветский прием

Смит по ТВ:
Я Калвертон Смит. И голосовать на этих выборах я буду...

Майкрофт:
Бога ради, я говорил с премьер-министром.
Агент: Извините, мистер Холмс, речь о вашем брате. Он покинул квартиру.
Майкрофт: В квартире пожар?

Голос Смита по ТВ:
Даже в поездах я предпочитаю качественную еду.



Smith:
I’m Culverton Smith, and in this election year I’ll be voting...

Mycroft:
For God’s sake. I was talking to the prime minister.
Man: I am sorry, Mr Holmes. It’s your brother. He’s left his flat.

Mycroft:
Was it on fire?

Smith (voiceover): Even when I’m on the road, I still like quality food.

На улице

Шерлок (о записке):
Видите сгиб посередине? Первые несколько месяцев вы прятали сложенный листок в книге. Судя по залому — на плотно заставленной книжной полке. Значит, вы скрывали его от человека, живущего с вами под одной крышей. Причем вы в близких отношениях, которые не предполагают наличие тайн. Вывод: любовная связь. Но потом появляется след от кнопки в верхней части листка — значит, в последние месяцы вы его не прятали, и он висел на стене. Вывод: отношения закончились. Бумага подвергалась воздействию пара и пропахла едой — значит, висела на кухне. Запах приправ. Вы склонны к суициду, небогаты и одиноки. И все же готовите с фантазией — значит, умеете. Кухня — это самое посещаемое место в доме. И любой гость мог бы спросить вас про этот листок. Вывод: гостей у вас не бывает. Вы изолировались от всех.
"Фейт": Обалдеть.
Шерлок: Знаю.
"Фейт": Я про чипсы.
Шерлок (увидев дрон): Давайте пройдемся.



Sherlock:
You see the fold in the middle? For the first few months you kept this hidden, folded inside a book. Must have been a tightly packed shelf, going by the severity of the crease. So obviously you were keeping it hidden from someone living in the same house at a level of intimacy where privacy could not be assumed. Conclusion: relationship. Not any more, though. There’s a pinprick at the top of the paper. For the past few months it’s been on open display on a wall. Conclusion: relationship is over. The paper’s been exposed to steam and a variety of cooking smells... so it must have been on display in the kitchen. Lots of different spices. You’re suicidal, alone and strapped for cash, yet you’re still cooking to impress. You’re keen, then. The kitchen is the most public room in any house, but since any visitor could be expected to ask about a note like this, I have to assume you don’t have any. You’ve isolated yourself.
Faith: Amazing.
Sherlock: I know.
Faith: I meant the chips.
Sherlock: Hm. Let’s go for a walk.

Дом Джона

Мэри:
Почему не подходишь?
Джон: Это Майкрофт.
Мэри: Может быть, насчет Шерлока?
Джон: Само собой, все вертится вокруг Шерлока.



Mary:
You should answer it.
John: It’s Mycroft.
Mary: Might be about Sherlock.
John: Of course it’s about Sherlock. Everything’s about Sherlock.

На улице

"Фейт":
А как вы узнали, что кухня маленькая?
Шерлок: Бумага выцвела не сильно, но достаточно, чтобы понять, что окно кухни выходит на восток.
Шерлок: Доска для заметок. Обычно мы располагаем ее на уровне глаз, где естественное освещение. Теперь смотрите: солнце освещало только нижние две трети листа, но линия ровная, а это означает, что доска висела прямо напротив окна.
Шерлок: Но поскольку верхняя часть не выцвела, ясно, что солнечные лучи падали на доску под острым углом. Если бы свет мог проникать в комнату, когда солнце было ниже, листок выцвел бы равномерно — сверху донизу.
Шерлок: Но нет. Он проникает, когда солнце в зените, и я делаю вывод, что вы живете на узкой улице. На первом этаже.
Шерлок: А если солнечный свет падает под крутым углом на стену напротив окна на уровне глаз, то какого размера комната?

Шерлок: Она маленькая.
"Фейт": О, большой брат следит за тобой.
Шерлок: В прямом смысле.



Faith:
How did you know my kitchen was tiny?
Sherlock: Look at the fading pattern on the paper. It’s not much but it’s enough to know your kitchen window faces east.
Sherlock: Now, kitchen noticeboards... By instinct we place them at eye level where there’s natural light. Now look: the sun’s only struck the bottom two thirds... but the line is straight, so that means we know the paper is facing the window.
Sherlock: But because the top section is unaffected... we know the sunlight can only be entering the room at a steep angle. If the sunlight was able to penetrate the room when the sun was lower in the sky... then the paper would be equally faded top to bottom.
Sherlock: But no. It only makes it when the sun is at its zenith, so I’m betting that you live in a narrow street on the ground floor.
Sherlock: Now, if steeply angled sunlight manages to hit eye level on the wall opposite the window, then what do we know about the room?
Sherlock: The room’s small.
Faith: Oh. Big Brother is watching you!
Sherlock: Literally.

Наблюдательная комната

Леди Смолвуд:
Мы наблюдаем за ним, вы могли бы не приходить.
Майкрофт: Я говорил с премьер-министром.
Леди Смолвуд: О. Ясно.
Майкрофт: Что это с ним? Мечется как безумец из стороны в сторону.
Леди Смолвуд: Ему тяжко, Майкрофт. Смерть — это всегда шок.
Майкрофт: Все умирают. Это единственный факт, который нельзя подвергнуть сомнению. Однако он всегда застает людей врасплох.
Леди Смолвуд: Вы раздражены. Я бы не хотела, чтобы меня опять увела охрана.
Майкрофт:
Я ведь, кажется, уже принес вам извинения.
Леди Смолвуд:
Но не искупили свою вину.
Майкрофт: И как бы я мог это сделать?



Lady Smallwood:
We can keep tabs. You didn’t have to come in.

Mycroft:
I was talking to the prime minister.
Lady Smallwood: Oh, I see.
Mycroft: What’s he doing? Why’s he just wandering about like a fool?
Lady Smallwood: She died, Mycroft. He’s probably still in shock.

Mycroft:
Everybody dies. It’s the one thing human beings can be relied upon to do. How can it still come as a surprise to people?

Lady Smallwood:
You sound cross. Am I going to be taken away by security again?
Mycroft: I have, I think, apologised extensively.
Lady Smallwood: You haven’t made it up to me.
Mycroft: And how am I supposed to do that?

На улице

"Фейт":
Секс.
Шерлок: Простите?
"Фейт": Секс. Как вы узнали... что у меня... его нет?
Шерлок: По пятну крови. Оно осталось с того вечера. Видите, сверху следы чернил? Очевидно, вы обнаружили, что боль стимулирует память, и пробовали снова и снова. Я не эксперт, но думаю, ваш любовник должен был увидеть, что количество шрамов за несколько месяцев увеличилось, а значит, интимных отношений у вас давно не было.
"Фейт": С чего вы взяли, что он не видел?
Шерлок: Ну, иначе он бы что-нибудь предпринял.

"Фейт": Думаете?
Шерлок: Людям это свойственно.
"Фейт": Интересно.
Шерлок: Что?
"Фейт":
Как вы мыслите.
Шерлок: Блестяще?
"Фейт": Сентиментально.
Шерлок: Я просто "под кайфом". Сюда.
"Фейт": Но мы же оттуда пришли.
Шерлок: Знаю. Таков план.
"Фейт": Что за план?



Faith:
Sex.
Sherlock: I’m sorry?
Faith: Sex. How did you know I wasn’t... getting any?
Sherlock: It’s all about the blood. This one comes from the very first night. You can see the pen marks over it. I think you discovered that pain stimulated your memory, so you tried it again later. I’m no expert, but I assume that since your lover failed to notice an increasing number of scars over a period of months, that the relationship was no longer intimate.
Faith: How do you know he didn’t notice?
Sherlock: Oh, well, because he would have done something about it.
Faith: Would he?
Sherlock: Wouldn’t he? Isn’t that what you people do?
Faith: Well, that’s interesting.
Sherlock: What is?
Faith: The way you think.
Sherlock: Superbly?
Faith: Sweetly.
Sherlock: I’m not sweet; I’m just high. This way.
Faith: What? We just came that way.
Sherlock: I know. It’s a plan.
Faith: What plan?

Наблюдательная комната

Майкрофт:
В чем дело? Что там еще?
Агент: Извините, вот его маршрут на карте.

"Пошел ты"






Майкрофт:
Он с кем-то?
Агент: Не уверен. Визуальный контакт потерян, мы отслеживаем его телефон.

Смит по ТВ:
Не звоните! Мы позвоним!



Mycroft:
What is it? What-what now?
Agent: Sorry. Um, traced his route on the map.

U
C
K
O
F F


Mycroft: Is he with someone?
Agent: Not sure. We keep losing visual. Mostly we’re tracking his phone.

Smith: Don’t call us; we’ll call...

Дом Джона

Джон:
Я уже сплю. Сколько можно звонить?
Майкрофт: Шерлок впервые за неделю вышел из дома. Я организовал за ним слежку.
Джон: Как мило. Вам удалось подключить государственный аппарат к слежке за собственными родственниками. Можно я пойду спать?
Майкрофт: Шерлок в загуле — это дело госбезопасности. И тот факт, что я его брат, абсолютно ничего не меняет. Не изменил в прошлый раз, не изменит и...
Майкрофт: Где Шерлок?
Джон: В прошлый?
Майкрофт: Позвоните, если он выйдет на связь. Спасибо.

Наблюдательная комната

Леди Смолвуд: Вы связались с Шерринфордом?
Майкрофт: Новости регулярно приходят.
Леди Смолвуд: И?
Майкрофт: С Шерринфордом все хорошо.



John:
I’m trying to sleep. Can you stop ringing my damn phone?
Mycroft: Sherlock has left his flat for the first time in a week, so I’m having him tracked.
John: Nice. It’s very touching how you can hijack the machinery of the state to look after your own family. Can I go to sleep now?

Mycroft:
Sherlock gone rogue is a legitimate security concern. The fact that I’m his brother changes absolutely nothing. It didn’t the last time and I assure you it won’t with...
Mycroft:... with Sherlock.
John: Sorry, what?
Mycroft: Please phone me if he gets in contact. Thank you.



Lady Smallwood:
Do you still speak to Sherrinford?
Mycroft: I get regular updates.
Lady Smallwood: And?
Mycroft: Sherrinford is secure.

На мосту

"Фейт":
Мы будем гулять всю ночь?
Шерлок: Возможно. Очень длинное слово.
"Фейт": Какое?
Шерлок: "Мозгоклюй".



Faith:
Are we gonna walk all night?
Sherlock: Possibly. It’s a long word.
Faith: What is?
Sherlock: “Bollocks.”

Ведуший на ТВ: Калвертон Смит, скажите, для чего вы занимаетесь благотворительностью?
Смит по ТВ: Ну, я стараюсь не сжигать за собой мосты.

Evan Davis: Culverton Smith. All this charity work: what’s in it for you?
Smith: We must be careful not to burn our bridges.

На набережной

Шерлок:
Знаете, почему я возьмусь за ваше дело? Вы сказали одну вещь, которой не может быть.
"Фейт": Какую именно?
Шерлок: Что вашу жизнь перевернуло одно слово.
"Фейт": Да: имя человека, которого хотел убить мой отец.
Шерлок: Да, вот именно это и невозможно.
"Фейт": Но почему?
Шерлок: Потому что это не одно слово, а два минимум. Шерлок Холмс, Фейт Смит, Санта Клаус, Уинстон Черчилль, Наполеон Бонапарт... Хотя сойдет и просто "Наполеон".
"Фейт": А Элвис?
Шерлок: Думаю, обоих можно исключить из списка жертв.
"Фейт": Ну ладно, я могла ошибиться. Это могло быть не одно слово.
Шерлок: Вы отчетливо помните, что ваша жизнь изменилась из-за одного слова. Думаю, так и было. И я найду это слово. Точнее, имя. Имя, которое перевернуло ваш мир.

"Фейт": Но как вы его найдете?
Шерлок: Не знаю. Пока. Но я бесплатно не работаю.
"Фейт": Наличные?
Шерлок: Не наличные, нет.

Шерлок (швырнув с моста пистолет): "Лишить себя жизни" — неверное выражение. Не себя, а кого-то. Жалеть о ней будете не вы. (выстрел)
Шерлок: Ваша смерть — это всегда испытание для других.

Шерлок: Ваша жизнь вам не принадлежит. Не покушайтесь на нее.

Глюки на мосту

"Фейт": А я думала, вы не такой.
Шерлок: Что? А какой я?
"Фейт": Лучше.
Шерлок: Кого?
"Фейт": Любого.

Шерлок кричит. Звук выстрела. Он падает у перил

Детский голос поет:
Я где-то был потерян,
Иди меня искать
И яму раскопай...

Шерлок: Простите, я... (видит пустую скамейку) Фейт? Фейт!



Sherlock:
D’you know why I’m going to take your case? Because of the one impossible thing you’ve said.
Faith: What impossible thing?
Sherlock: You said your life turned on one word.
Faith: Yes: the name of the person my father wanted to kill.
Sherlock: That’s the impossible thing. Just that, right there.
Faith: What’s impossible?
Sherlock: Names aren’t one word. They’re always at least two. Sherlock Holmes; Faith Smith; Santa Claus; Winston Churchill; Napoleon Bonaparte. Actually, just ‘Napoleon’ would do.
Faith: Or Elvis?
Sherlock: Well, I think we can rule both of them out as targets.
Faith: Okay, I got it wrong, then. It wasn’t only one word; it can’t have been.
Sherlock: And you remember quite distinctly that your whole life turned on one word, so that happened, I don’t doubt it, but how can that word be a name – a name you instantly recognised that tore your world apart?
Faith: Okay, well, how?
Sherlock: No idea. Yet. But I don’t work for free.
Faith: D’you take cash?
Sherlock: Not cash, no.

Sherlock: “Taking your own life.” Interesting expression. Taking it from who? Oh, once it’s over, it’s not you who’ll miss it.

Sherlock:
Your own death is something that happens to everybody else.
Sherlock: Your life is not your own. Keep your hands off it.




Faith:
You’re not what I expected. You’re...
Sherlock: What... what am I?
Faith: Nicer.
Sherlock: Than who?
Faith: Anyone.



Child’s voice:
I that am lost
Oh, who will find me...


Sherlock:
Sorry, I... Faith? Faith?

Шерлок идет по улице и вспоминает

Шерлок:
Вы сказали, вашу жизнь перевернуло одно слово. Имя — это не одно слово.

Молли: Он сказал, что примет помощь от любого, кроме тебя. От любого.

"Фейт": А я думала, вы не такой.
Шерлок: А какой я?
"Фейт": Лучше.
Шерлок: Кого?
"Фейт": Любого.

Мэри на DVD: Кроме тебя, его никто не спасет. Это не может сделать любой.

"Фейт": Любого.
Молли: Любого.
"Фейт":
Любого.
Молли: Любого.
Мэри на DVD:
Любой.

В воображении Шерлока

Смит: Возникла ситуация... одна проблема.
Смит: И решить ее можно лишь одним способом.
Фейт: Ну и каким же?
Смит: Мне нужно кого-то убить.
Фейт: Кого?
Шерлок: Кого?
Смит (смеется): Любого!
Шерлок: Ну конечно! Он не собирается убивать кого-то конкретного, он убьет любого. Он — серийный убийца.
Смит: Любого.
Шерлок: Невозможно.
Смит: Любого!
Шерлок: Почему? Почему бы и нет?



Sherlock:
You said your life turned on one word. A name can’t be one word.

Molly: ... if you were to come round asking after him, that he’d rather have anyone but you... Anyone.

Faith: You’re not what I expected.
Sherlock: What... what am I?
Faith: Nicer.
Sherlock: Than who?
Faith: Anyone.

Mary: Don’t think anyone else is going to save him, because there isn’t anyone.

Faith: Anyone.
Molly: Anyone.
Faith: Anyone.
Molly: Anyone.
Mary: Anyone.



Smith:
I have a situation... that needs to be managed.
Smith: There’s only one way that I can solve it.
Faith: And what’s that?
Smith: I need to kill someone.
Faith: Who?
Sherlock: Who?
Smith: Anyone!
Sherlock: Of course! He doesn’t want to kill one person; he wants to kill anyone. He’s a serial killer!
Smith: Anyone.
Sherlock: He could be.
Smith: Anyone.
Sherlock: Why not? Why shouldn’t he be?

Шерлок посреди улицы

Шофер:
Эй вы! Что с вами?
Смит: Любого. Любого!
Шофер: С дороги уйдите. Пьяный, что ли?
Уиггинс: Шеззар.
Шерлок: Что ты тут делаешь?
Уиггинс: Что ты делал посреди улицы?
Шерлок: Ты же был на Бейкер-стрит.
Уиггинс: Я и сейчас здесь. И ты тоже.

Шерлок оказывается в 221Б

Уиггинс: Они нашли твой адрес. Ну и привезли тебя сюда.
Уиггинс: Ты перебрал. И это говорю тебе я.



Driver:
Hey, you! What’s the matter with you?
Smith: Anyone!
Driver: Do you know where you are? Are you drunk?
Wiggins: Shezza.
Sherlock: What are you doing here?
Wiggins: What were you doing in the middle of a bloody street?
Sherlock: You should be at Baker Street.
Wiggins: I am. So are you.



Wiggins:
They found your address; they brought you here.
Wiggins: You’ve ’ad too much... an’ that’s me sayin’ this.

Смит по ТВ: Убить.

Smith: Kill.

Глюки Шерлока, хождение по стенам в 221Б

Уиггинс:
Шеззар.

Смит: Любого.

"Фейт": Любого.

Шерлок:
Когда ты бедный... странный и одинокий, тогда тебя легче найти.
Уиггинс: Кого найти?
Шерлок: Серийного убийцу.
Шерлок: Но что, если ты богат... влиятелен и уважаем?

Смит: Любого!

Шерлок:
Что, если у тебя есть деньги и потребность убивать. Что тогда?



Wiggins:
Sherlock.

Smith: Anyone.

Faith: Anyone.

Sherlock: They’re always poor... and lonely, and strange. But those are only the ones we catch.
Wiggins: Who do we catch?
Sherlock: Serial killers.
Sherlock: What if you were rich and... powerful and necessary.

Smith: Anyone.

Sherlock: What if... you had the compulsion to kill, and money? What then?

Перевод Первого канала

Использован транскрипт Ariane DeVere

http://arianedevere.livejournal.com/88998.html

 



@темы: транскриптопереводы, серия 4.02, Sherlock