petergirl
"Шесть Тэтчер" - 2 часть


ШЕСТЬ ТЭТЧЕР

THE SIX THATCHERS

Дом Уэлсборо

Шерлок:
Мистер и миссис Уэлсборо. Глубоко соболезную вам по поводу вашей дочери.
Джон: Сына.
Шерлок: Сына.
Лестрейд: Мистер и миссис Уэлсборо, это мистер Шерлок Холмс.
Дэвид: Большое спасибо, что пришли. Мы наслышаны о вас. Если кто и прольет свет на эту историю, то только вы.
Шерлок: Что ж, я полагаю, что это... так.
Дэвид: Чарли был для нас всем, мистер Холмс. Думаю, мы никогда не...

Джон: Шерлок?
Дэвид: Мистер Холмс?
Шерлок: Что, простите?
Дэвид: Я говорю, Чарли был для нас всем. Я думаю, мы никогда не оправимся от удара.
Шерлок: Ну да. Скорее всего.
Шерлок: Простите, вы не будете возражать..?
Джон (Уэлсборо): Я только...

Джон: В чем дело?
Шерлок: Точно не знаю. Просто у меня какое-то предчувствие.
Джон: Серьезно? У тебя?
Шерлок: Интуиция не пустяк, Джон. Это обработка данных столь быстрая, что разум ее не воспринимает.
Шерлок (Уэлсборо): Что это?
Дэвид: Что-то вроде святилища, можно сказать. Я поклонник миссис Ти. Она была моим кумиром в юношеские годы.
Шерлок: Ну да. Ясно.
Шерлок: Кого?
Дэвид: Что?
Шерлок: Кто это?
Дэвид: Вы серьезно?
Джон: Шерлок.
Дэвид: Это Маргарет Тэтчер — первая женщина-премьер нашей страны.
Шерлок: Ясно. Премьер-министр?
Дэвид: Глава правительства.
Шерлок: Ну да. Первая женщина?
Джон: Боже правый! Не притворяйся, что не знаешь, кто она.
Джон: Зачем ты тянешь время?
Шерлок: Чего-то не хватает, видишь? Все остальное в идеальном порядке, до миллиметра. На грани навязчивой идеи.

Шерлок (Уэсборо): Прошу прощения. Эту статуэтку регулярно поправляют после того, как прислуга вытерла пыль. Этот портрет тоже. И вдруг пустое место. Отсюда что-то пропало. Совсем недавно.
Дэвид: Да, гипсовый бюст.
Шерлок: Бюст!

Эмма:
Бога ради, он разбился! Вряд ли это связано с Чарли.

Шерлок: Ковер!
Эмма: Что?
Шерлок: Как он мог разбиться, упав с такой высоты, если на полу толстый ковер?
Эмма: Это имеет значение?
Джон: Миссис Уэлсборо, простите. Пусть он делает, что делает. Оно того стоит.
Эмма: Ваш друг ненормальный?
Джон: Нет, просто хам. Но спутать несложно.
Дэвид: Ну хорошо. К нам вломился ночью какой-то псих и разбил его на куски. А осколки мы нашли на крыльце.
Шерлок: На том крыльце, где мы вошли?
Дэвид: Неужели кто-то ее так ненавидит, что не поленился бюст расколотить?!
Шерлок: Я не эксперт, но, может, дело в лице? Почему не уничтожить остальное? Скажем, портрет. Она там улыбается.

Эмма: Инспектор, это пустая трата времени. Не смею вас больше...
Шерлок: Я знаю, что произошло с вашим сыном.
Эмма: Правда?
Шерлок: Все просто. Все на поверхности. Последний вопрос: в ночь взлома в этой комнате было темно?
Дэвид: Да.
Шерлок: У входа, где разбили бюст, я заметил поврежденный датчик движения. Думаю, свет там включен постоянно.
Лестрейд: Как вы это...
Шерлок: Я не так заносчив, чтобы упускать детали. Я не полицейский.
Джон: То есть он разбил его там, где было светло?
Шерлок: Именно.
Джон: Зачем?
Шерлок: Если б знал, было бы скучно.
Эмма: Мистер Холмс, пожалуйста!
Шерлок: У вас был юбилей, мистер Уэлсборо, и вы, конечно, расстроились, что ваш сын не приехал. Но что поделать. Ведь он был в Тибете.
Дэвид: Да.
Шерлок: Нет.
Дэвид: Нет?
Шерлок: Первая часть вашего разговора была записана заранее на видео. Это сделать несложно.

Дэвид: Это... по "Скайпу" звонят.

Шерлок: Шутка была задумана как сюрприз.
Дэвид: Шутка?
Шерлок: Именно.

Чарли: А можешь сделать фото и прислать?

Шерлок: В выгоревших остатках машины обнаружили два вида винила. Первым были обиты сидения, а второй вид — его копия. Надо сказать, довольно неплохая.
Шерлок: Чарли накинул это на себя как костюм.
Дэвид: Вы шутите?
Шерлок: Увы, нет. Он хотел, чтобы вы подошли к машине, чтобы получился сюрприз.

Дэвид: О боже!
Чарли: Сюрприз!

Шерлок: Но вышло по-другому.
Шерлок: Я не могу знать наверняка, но полагаю, у Чарли случился какой-то приступ. Вы сказали, ему нездоровилось.

Дэвид: Что-то не так?
Чарли: Пустяки. Наверное, это из-за высоты.

Шерлок:
Он умер там и тогда.
Шерлок: Ни у кого не было причин подходить к машине. Так он и остался сидеть на водительском сидении, до тех пор пока...
Шерлок: Когда осматривали машины, фальшивое сидение уже расплавилось в огне, открыв тело Чарли, сидящего внутри. Он был мертв уже неделю.
Эмма: О боже!
Лестрейд: Бедный парень.
Шерлок: Мне, право, очень жаль, мистер и миссис Уэлсборо.



Sherlock:
Mr and Mrs Welsborough. I really am most terribly sorry to hear about your daughter.
John: Son.
Sherlock: Son.
Lestrade: Mr and Mrs Welsborough, this is Mr Sherlock Holmes.
David: Thank you very much for coming. We’ve heard a great deal about you. If anyone can throw any light into this darkness, surely it will be you.
Sherlock: Well, I believe that I... can.
David: But Charlie was our whole world, Mr Holmes. I...


John:
Sherlock?
David: Mr Holmes?
Sherlock: Sorry. You were saying?
David: Well, Charlie was our whole world, Mr Holmes. I... I don’t think we’ll ever get over this.
Sherlock: No, shouldn’t think so.
Sherlock: So sorry. Will you excuse me a moment? I just...
John: I’ll just, um...

John:
Now what’s wrong?
Sherlock: Not sure. I just... ‘By the pricking of my thumbs.’
John: Seriously? You?!
Sherlock: Intuitions are not to be ignored, John. They represent data processed too fast for the conscious mind to comprehend.
Sherlock: What is this?
David: Oh, it’s a sort of shrine, I suppose, really. Bit of a fan of Mrs T. Big hero of mine when I was getting started.
Sherlock: Right, yes.
Sherlock: Who?
David: What?
Sherlock: Who-who is this?
David: Are you serious?
John: Sherlock.
David: It’s... it’s Margaret Thatcher, the first female prime minister of this country.
Sherlock: Right. Prime minister?
David: Mm. Leader of the government.
Sherlock: Right. Female?
John: For God’s sake. You know perfectly well who she is.
John: Why are you playing for time?
Sherlock: It’s the gap. Look at the gap. It’s wrong. Everything else is perfectly ordered, managed... This whole thing’s verging on OCD.
Sherlock: My respects. This figurine is routinely repositioned after the cleaner’s been in. This picture’s straightened every day, yet this ugly gap remains. Something’s missing from here, but only recently.
David: Yes, a...
Sherlock: ... plaster bust.
David: ... plaster bust.
Emma: Oh, for God’s sake. It got broken. What the hell has this got to do with Charlie?
Sherlock: Rug!
Emma: What?
Sherlock: Well, how could it get broken? The only place for it to fall is the floor, and there is a big thick rug.
Emma: Does it matter?
John: Mrs Welsborough, my apologies. It is worth letting him do this.
Emma: Is your friend quite mad?
John: No, he’s an arsehole, but it’s an easy mistake.
David: Look, no, we had a break-in. Some little bastard smashed it to bits. We found the remains out there in the porch.
Sherlock: The porch where we came in?
David: How anybody could hate her so much, they’d go to the trouble of smashing her likeness...
Sherlock: I’m no expert but, er, possibly her face? Why didn’t he smash all the others? Perfect opportunity, and look at that one. She’s smiling in that one.
Emma: Oh, Inspector, this is clearly a waste of time. I mean, if there’s nothing more ..
Sherlock: I know what happened to your son.
Emma: You do?
Sherlock: It’s quite simple. Superficial, to be blunt. But first, tell me: the night of the break-in. This room was in darkness?
David: Well, yes.
Sherlock: And the porch where it was smashed: I noticed the motion sensor was damaged, so I assume it’s permanently lit.
Lestrade: How’d you notice that?
Sherlock: I lack the arrogance to ignore details. I’m not the police.

John:
So you’re saying he smashed it where he could see it.
Sherlock: Exactly.
John: Why?
Sherlock: Dunno. Wouldn’t be fun if I knew.
Emma: Mr Holmes, please.
Sherlock: It was your fiftieth birthday, Mr Welsborough; of course you were disappointed that your son hadn’t made it back from his gap year. After all, he was in Tibet.
David: Yes.
Sherlock: No.
David: No?
Sherlock: The first part of your conversation was, in fact, pre-recorded video. Easily arranged.

David: It’s a Skype call.

Sherlock: The trick was meant to be a surprise.
David: Trick?
Sherlock: Obviously.

Charlie: Could you take a photo and send it?

Sherlock: There were two types of vinyl in the burnt-out remains of the car: one the actual passenger seat; the other a good copy. Well, good enough.
Sherlock: Effectively a costume.
David: You’re joking.
Sherlock: No, I’m not. What he wanted was for you to get close enough to the car so he could spring the surprise.

David: Oh my God!
Charlie: Surprise!

Sherlock: That’s when it happened.
Sherlock: I can’t be certain, of course, but I think Charlie must have suffered some sort of a seizure. You said he’d felt unwell?

David: You all right?
Charlie: It’s nothing. Probably just the altitude.

Sherlock: He died there and then.
Sherlock: No-one had any cause to go near his car, so there he remained in the driver’s seat hidden until...

Sherlock: When the two cars were examined, the fake seat had melted in the fire, revealing Charlie, who’d been sitting there quite dead for a week.
Emma: Oh, God!
Lestrade: Poor kid.
Sherlock: Really, I’m so sorry, Mr Welsborough, Mrs Welsborough.

На крыльце дома Уэлсборо

Шерлок:
Вот где его разбили.
Лестрейд: Это было потрясающе.
Шерлок: Что?
Лестрейд: Ну, с парнишкой в машине.
Шерлок: Это уже в прошлом, не стоит разговоров.
Джон: Что такого важного в разбитом бюсте Маргарет Тэтчер?

Шерлок: Мне это не дает покоя. Как торчащая нить.

Джон:
Какой смысл за нее тянуть?
Шерлок: Иначе жизнь не имеет смысла. К тому же... у меня странное чувство.

Мориарти: Скучали по мне?

Шерлок: Еду один. Вы поедете на автобусе.
Джон: Что? Почему?
Шерлок: Мне нужно сосредоточиться. Не хочу тебя ударить.
Шерлок (шоферу такси): Мэлл, пожалуйста.



Sherlock:
This is where it was smashed.
Lestrade: That was amazing.
Sherlock: What?
Lestrade: The car, the kid.
Sherlock: Ancient history. Why are you still talking about it?
John: What’s so important about a broken bust of Margaret Thatcher?
Sherlock: Can’t stand it. Never can. There’s a loose thread in the world.
John: Yeah, doesn’t mean you have to pull on it.
Sherlock: What kind of a life would that be? Besides, I have the strangest feeling.

Jim:
Miss me?

Sherlock: That’s mine. You two take a... bus.
John: Why?
Sherlock: I need to concentrate, and I don’t want to hit you.
Sherlock: The Mall, please.

Клуб "Диоген"

Майкрофт:
Я видел ее однажды.
Шерлок: Тэтчер?
Майкрофт: Она весьма заносчива.
Шерлок: Это говоришь ты?
Майкрофт: Ха-ха. Смешно.
Майкрофт: Почему я на это смотрю?
Шерлок: На нее. Это ребенок Джона и Мэри.
Майкрофт: А. О, ясно, да. Выглядит вполне... жизнеспособно.
Шерлок: Это все, что ты мог из себя исторгнуть?
Майкрофт: Прости, никогда не умел с ними общаться.
Шерлок: С детьми?
Майкрофт: С людьми.
Шерлок: Мориарти. Он был связан с Тэтчер? Она его интересовала?
Майкрофт: С чего бы это вдруг?
Шерлок: Не знаю. Я тебя спросил.
Майкрофт: Последний год своей жизни Джеймс Мориарти был замешан в четырех политических убийствах, в более чем 70 ограблениях и террористических атаках — в частности, на завод по производству химоружия в Северной Корее. А также проявлял интерес к поискам черной жемчужины Борджиа, которую, между прочим, так и не нашли. Так что если хочешь применить силы в чем-то практичном...
Шерлок: Это жемчужина! Другую купите.
Шерлок: В этом деле есть нечто важное. Я уверен. Возможно, это Мориарти. А может, нет. Но что-то произойдет.
Майкрофт: У тебя предчувствие, братец мой?
Шерлок: Мир сплетен из миллиардов жизненных нитей, связанных друг с другом. То, что мы называем предчувствием, это лишь шевеление паутины. Если бы можно было влиять на отражение каждой нити, будущее стало бы предсказуемым. Неотвратимым, как математика.
Майкрофт: Помнишь "Свидание в Самарре"?
Шерлок: Прости?
Майкрофт: Про купца, который не смог обогнать смерть. В детстве ты терпеть не мог эту историю. Как и саму идею предопределенности.
Шерлок: Не уверен, что это изменилось.
Майкрофт: Помню, ты написал свою версию. "Свидание в Суматре". Купец отправился в другой город, и все кончилось хорошо.
Шерлок: Пока, Майкрофт.
Майкрофт: А затем он почему-то стал пиратом.
Шерлок: Держи меня в курсе.
Майкрофт: Чего?
Шерлок: Не имею понятия.



Mycroft:
I met her once.
Sherlock: Thatcher?
Mycroft: Rather arrogant, I thought.
Sherlock: You thought that?!
Mycroft: I know!
Mycroft: Why am I looking at this?
Sherlock: That’s her. John and Mary’s baby.
Mycroft: Oh, I see. Yes. Looks very... fully functioning.
Sherlock: Is that really the best you can do?
Mycroft: Sorry. I’ve never been very good with them.
Sherlock: Babies?
Mycroft: Humans.
Sherlock: Moriarty. Did he have any connection with Thatcher? Any interest in her?
Mycroft: Why on earth would he?
Sherlock: I don’t know. You tell me.
Mycroft: In the last year of his life, James Moriarty was involved with four political assassinations, over seventy assorted robberies and terrorist attacks, including a chemical weapons factory in North Korea, and had latterly shown some interest in tracking down the Black Pearl of the Borgias – which is still missing, by the way, in case you feel like applying yourself to something practical.

Sherlock:
It’s a pearl. Get another one.
Sherlock: There’s something important about this. I’m sure. Maybe it’s Moriarty. Maybe it’s not. But something’s coming.
Mycroft: Are you having a premonition, brother mine?
Sherlock: The world is woven from billions of lives, every strand crossing every other. What we call premonition is just movement of the web. If you could attenuate to every strand of quivering data, the future would be entirely calculable, as inevitable as mathematics.
Mycroft: Appointment in Samarra.
Sherlock: I’m sorry?
Mycroft: The merchant who can’t outrun Death. You always hated that story as a child. Less keen on predestination back then.

Sherlock: I’m not sure I like it now.
Mycroft: You wrote your own version, as I remember. Appointment in Sumatra. The merchant goes to a different city and is perfectly fine.
Sherlock: Goodnight, Mycroft.
Mycroft: Then he becomes a pirate, for some reason.
Sherlock: Keep me informed.
Mycroft: Of what?
Sherlock: Absolutely no idea.

Комнатушка мотеля (?)

Голос:
Аммо!
Голос:
Аммо!



Voice: Ammo!
Voice: Ammo!

На лестнице у 221Б

Лестрейд:
О, привет, Стелла.
Хопкинс: Грег.
Лестрейд: Ты тут...?
Хопкинс: Да, у него сейчас клиент, так что...
Лестрейд: Ясно, ясно, ясно. Вы с ним часто видитесь?

Хопкинс: Иногда. Ничего серьезного.
Лестрейд: Ну да.
Хопкинс: Так. Бывает, я захожу поболтать.
Лестрейд: Конечно.
Хопкинс: Он ведь любит сложные дела.
Лестрейд: Да, это уж точно. И что у тебя тут?
Хопкинс: Ну... Интерпол считает, что след жемчужины Борджиа ведет в Лондон, так что....
Лестрейд: Жемчужину Борджиа все еще ищут, да?

Хопкинс:
Да. Кстати, как вы с ним познакомились?
Лестрейд: Было одно дело. Лет десять назад. Одну пожилую женщину нашли мертвой в сауне.
Хопкинс: Вот как! И что оказалось?
Лестрейд: Гипотермия.
Хопкинс: Что?
Лестрейд: Да, если бы не Шерлок, мы бы еще долго думали...

Шерлок: Нельзя ли потише? Я работаю!
Лестрейд: Прости.
Хопкинс: Прости.



Lestrade:
Oh, hi, Stella.
Hopkins: Greg.
Lestrade: You, uh... you, um...
Hopkins: Uh, yeah. He’s just got a client, so...
Lestrade: R-right, right, right. Uh, so see a lot of each other, do you?
Hopkins: It’s nothing. I mean, it’s nothing serious.
Lestrade: No, no.
Hopkins: I just pop round every now and again for a chat.
Lestrade: Yeah, ’course.
Hopkins: I mean, he loves a really tricky case.
Lestrade: Yeah, he does! So, what you here for?
Hopkins: Well, uh, Interpol think the Borgia Pearl trail leads back to London, so...
Lestrade: The Borgia Pearl. Are they... they still after that, are they?
Hopkins: Yeah. So how did, uh, you two first meet?
Lestrade: Oh, it was a-a case about, um, ten years ago nobody could figure out. There was an old lady found dead in a sauna.
Hopkins: Oh yeah? How’d she die?
Lestrade: Hypothermia.
Hopkins: What?
Lestrade: I know! But then I met Sherlock. It was so simple, the way...
Sherlock: Will you two please keep it down?
Lestrade: Sorry.
Hopkins: Sorry.

В 221Б

Шерлок:
Вы ведь не всегда занимались страхованием, верно? Вам знаком физический труд. О, не стоит удивляться. Ваша правая рука почти на размер больше левой — результат ручного труда.
Клиент: Я плотником был. Как мой отец.
Шерлок: Вижу, с курением боретесь. Безуспешно. И у вас был роман с японкой. Она много для вас значила, но не теперь.

Клиент: Как вам это...? А-а. Электронные сигареты.
Шерлок: Девять одноразовых электронных сигарет. Если бы вы просто хотели курить, купили бы эту мерзкую электронную трубку, но вы убеждены, что можете бросить. А трубка означала бы, что вы не настроены серьезно. Вместо этого вы покупаете одноразовые сигареты и уверены, что каждая будет последней. Не так ли, Джон?
Шерлок: Джон?
Джон: Да-да, интересно.
Шерлок: Что это?
Джон: Это мой, скажем так, заместитель.
Шерлок: Не будь к себе так строг. Я весьма ценю твое участие.

Джон: Да? Он висит здесь с девяти утра.
Шерлок: А где был ты?
Джон: Решал с миссис Хадсон судоку.
Клиент: А по поводу девушки?
Шерлок: Что?
Клиент: Моей бывшей.
Шерлок: У вас японская татуировка на руке с именем Акако. И вы пытались ее свести.
Клиент: Но это значит, что я не забыл ее, а хочу забыть.

Шерлок: Если бы так, вы бы уничтожили имя совсем. Но первая попытка не удалась, а больше вы не пытались. Значит, вы можете жить с легким воспоминанием об Акако. То есть остыли.
Клиент: Я думал, тут нужен какой-то особый ум, но вот теперь, когда вы все объяснили, это чертовски просто, да?
Шерлок: Я пока эту информацию от вас скрывал, мистер Кингсли. Но, думаю, вам пора узнать правду.
Клиент: О чем вы?
Шерлок: Вам никогда не казалось, что ваша жена — человек не совсем вашего уровня?
Клиент: Ну...
Шерлок: Вы думали, у нее любовник. Но все гораздо хуже — она шпион.
Клиент: Что?
Шерлок: Да. Ее настоящее имя — Грета Бенгсдоттер. Она шведка и, возможно, самый опасный шпион в мире. Он работала под прикрытием четыре года, выйдя за вас, только чтобы жить возле американского посольства. Оно ведь напротив вашего дома. Завтра президент США нанесет в посольство официальный визит. Когда президент выйдет в уборную, Грета Бенсдоттер, одетая в униформу уборщицы, введет ему в шею опасный новый наркотик, спрятанный в потайном кармане у нее подмышкой. Этот препарат подчинит президента воле нового хозяина, коим является Джеймс Мориарти.

Клиент: Что?
Шерлок: Он использует президента как пешку, чтобы при голосовании в СБ ООН о сокращении ядерного вооружения был нарушен баланс в пользу нанесения первого удара по России. Цепь событий остановить будет невозможно, что приведет к новой мировой войне.
Джон: Ты серьезно?
Шерлок: Нет. Жена бросила его, поскольку у него воняет изо рта и он носит ее белье.
Клиент: Неправда. Только бюстгальтер.
Шерлок: На выход.



Sherlock:
Now, you haven’t always been in life insurance, have you? You started out in manual labour. Oh, don’t bother being astonished. Your right hand’s almost an entire size bigger than your left. Hard manual work does that.
Kingsley: I was a carpenter, uh, like me dad.
Sherlock: And you’re trying to give up smoking, unsuccessfully, and you once had a Japanese girlfriend that meant a lot to you but now you feel indifferent about.
Kingsley: How the hell...? Ah. E-cigarettes.
Sherlock: Not just that – ten individual e-cigarettes. Now, if you just wanted to smoke indoors, you would have invested in one of those irritating electronic pipe things, but you’re convinced you can give up, so you don’t want to buy a pipe because that means you’re not serious about quitting, so instead you buy individual cigarettes, always sure that each will be your last. Anything to add, John?
Sherlock: John?
John: Er, yeah, yeah, listening.
Sherlock: What is that?
John: That is... me. Well, it’s a me-substitute.
Sherlock: Don’t be so hard on yourself. You know I value your little contributions.
John: Yeah? It’s been there since nine this morning.
Sherlock: Has it? Where were you?
John: Helping Mrs H with her Sudoku.
Kingsley: What about my girlfriend?
Sherlock: What?
Kingsley: You said I had an ex.
Sherlock: You’ve got a Japanese tattoo in the crook of your elbow in the name ‘Akako.’ It’s obvious you’ve tried to have it removed.
Kingsley: But surely that means I wanna forget her, not that I’m indifferent.
Sherlock: If she’d really hurt your feelings, you would have had the word obliterated, but the first attempt wasn’t successful and you haven’t tried again, so it seems you can live with the slightly blurred memory of Akako, hence the indifference.
Kingsley: Sorry. I-I thought you’d done something clever. No, no. Ah, but now you’ve explained it, it’s dead simple, innit?
Sherlock: I’ve withheld this information from you until now, Mr Kingsley, but I think it’s time you knew the truth.
Kingsley: What d’you mean?
Sherlock: Have you ever wondered if your wife was a little bit out of your league?
Kingsley: Well...
Sherlock: You thought she was having an affair. I’m afraid it’s far worse than that. Your wife is a spy.
Kingsley: What?!
Sherlock: That’s right. Her real name is Greta Bengtsdotter. Swedish by birth and probably the most dangerous spy in the world. She’s been operating deep undercover for the past four years now as your wife for one reason only: to get near the American embassy which is across the road from your flat. Tomorrow the US president will be at the embassy as part of an official state visit. As the president greets members of staff, Greta Bengtsdotter, disguised as a twenty-two stone cleaner, will inject the president in the back of the neck with a dangerous new drug hidden inside a secret compartment inside her padded armpit. This drug will then render the president entirely susceptible to the will of their new master, none other than James Moriarty.
Kingsley: What?!
Sherlock: Moriarty will then use the president as a pawn to destabilise the United Nations General Assembly which is due to vote on a nuclear non-proliferation treaty, tipping the balance in favour of a first strike policy against Russia. This chain of events will then prove unstoppable, thus precipitating... World War Three.
John: Are you serious?
Sherlock: No, of course not. His wife left him because his breath stinks and he likes to wear her lingerie.
Kingsley: I don’t! Just the bras.
Sherlock: Get out.

Джон: Ну-ну. И что это было?
Шерлок: Развлекаюсь.
Джон: Вот как?
Шерлок: Пока могу.
Джон: Угу.

Хопкинс: Шерлок...
Шерлок: Жемчужина Борджиа. Скучно.

Шерлок: Вон.

John: So. What’s this all about, then?
Sherlock: Having fun.
John: Fun?
Sherlock: While I can.
John: Mm-hm.

Hopkins: Uh, Sherlock...
Sherlock: Borgia Pearl, boring, go.
Hopkins: Uh, but, uh...
Sherlock: Go!

Шерлок: Надеюсь, это повеселей.
Лестрейд: Думаю, вам понравится.
Джон: Это что, бюст, который разбили?
Лестрейд: Нет, другой. От другого владельца в другой части города. Вы были правы. Все не случайно. Что-то происходит.

Лестрейд: Я думал, вы будете довольны.
Шерлок: Я доволен.
Лестрейд: Что-то не похоже.
Шерлок: Эта маска — покерное лицо. Итак, в игру.

Лестрейд: После первого бюста разбили еще два. Один принадлежал Мохандесу Хассану.
Джон: Они идентичны?
Лестрейд: Да. Хозяин этого — доктор Барникот из Холборна. Итого — три. Бог весть, кому это может быть нужно.
Джон: Возможно, у человека комплекс. Что-то вроде идеи фикс. Он по какой-то причине ненавидит ее.
Шерлок: Не годится. Там были и другие изображения Маргарет... Маргарет?
Джон: Не делай вид, что не знаешь.
Шерлок: ... Тэтчер. Но их он пощадил. Маньяк одержим только бюстом. Почему? У-у!
Джон: Что?
Шерлок: Кровь. И немало. На месте преступления пострадавшие были?
Лестрейд: Нет.
Шерлок: Значит, преступник поранился, разбивая бюст. Едем!

Лестрейд: В Холборн?
Шерлок: В Ламбет.
Лестрейд: Зачем нам туда?
Шерлок: Там Тоби.
Джон: Отлично. Кто?
Шерлок: Увидишь.
Джон (Лестрейду): Вы с нами?
Шерлок: Нет, у него романтический ланч с брюнеткой-криминалисткой, и опоздать он не хочет.
Лестрейд: Кто вам сказал?
Шерлок: Правый рукав вашего пальто, смесь формальдегида с одеколоном. Плюс 16 взглядов на часы. Приятного ланча.

Лестрейд: Спасибо.
Шерлок: Хотя она вам не подходит.
Лестрейд: Что?
Шерлок: Она не то, что нужно.
Лестрейд: Спасибо, Мистик Мэг.
Джон: Как это ты узнал?
Шерлок: Она скрывает от него троих детей в Рио.

Джон: Ты это выдумал?
Шерлок: Возможно.
Джон: Хм. Кто такой Тоби?
Шерлок: Есть один знакомый хакер. Блестящий хакер. Один из лучших в мире. Пару лет назад вляпался в серьезную передрягу с американцами — взломал охранную систему Пентагона. Я сумел снять с него обвинения, поэтому он мне должен.

Sherlock: Oh, this had better be good.
Lestrade: Oh, I think you’ll like it.
John: That is the bust, isn’t it? The one that was broken.
Lestrade: No, it isn’t. It’s another one; different owner, different part of town. You were right! This is a... this is a thing. Something’s going on.
Lestrade: What’s wrong? I thought you’d be pleased.
Sherlock: I am pleased.
Lestrade: You don’t look pleased.
Sherlock: This is my game face. And the game is on.

Lestrade: Another two have been smashed since the Welsborough one: one belonging to Mr Mohandes Hassan...
John: Identical busts?
Lestrade: Yeah; and this one to a Doctor Barnicot in Holborn. Three in total. God knows who’d wanna do something like this.
John: Yeah, well some people have that complex, don’t they – an idée fixe. They obsess over one thing and they can’t let it go.
Sherlock: No, no good. There were other images of Margaret... Margaret?
John: You know who she is.
Sherlock: ... Thatcher present at the first break-in. Why would a monomaniac fixate on just one? Ooh.
John: What?
Sherlock: Blood. Quite a bit of it, too. Was there any injury at the crime scene?
Lestrade: Nah.
Sherlock: Then our suspect must have cut themselves breaking the bust. Come on.
Lestrade: Holborn?
Sherlock: Lambeth.
Lestrade: Lambeth? Why?
Sherlock: To see Toby.
John: Ah, right. Who?
Sherlock: You’ll see.
John: Right. (To Greg) You coming?
Sherlock: No. He’s got a lunch date with a brunette forensic officer that he doesn’t want to be late for.
Lestrade: Who told you?
Sherlock: The right sleeve of your jacket...... plus the formaldehyde mixed with your cologne... and your complete inability to stop looking at your watch. Have a good time.
Lestrade: I will.
Sherlock: Trust me, though, she’s not right for you.
Lestrade: What?
Sherlock: She’s not the one.
Lestrade: Well, thank you, Mystic Meg.
John: How’d you work all that out?
Sherlock: She’s got three children in Rio that he doesn’t know about.
John: Are you just making this up?
Sherlock: Possibly.
John: Who’s Toby?
Sherlock:
There’s a kid I know, hacker, brilliant hacker, one of the world’s best. He got himself into serious trouble with the Americans a couple of years ago. He hacked into the Pentagon’s security system, and I managed to get him off the charge. Therefore he owes me a favour.

У дома Крейга-хакера

Джон:
И как он нам поможет?
Шерлок: Кто?
Джон: Тоби-хакер.
Шерлок: Тоби не хакер.
Джон: Что?
Шерлок: Привет, Крейг.
Крейг: Привет, Шерлок.
Шерлок: У Крейга есть пес.
Джон: Да я вижу.
Шерлок (собаке): Хороший мальчик.
Мэри: А вот и мы.
Джон: Мэри? Что ты тут..?
Мэри: Ну...
Джон: Нет, мы же решили, что не берем Рози на расследования.
Мэри: Да, так и есть. Держи. Не жди нас. Привет, Шерлок.
Шерлок: Привет.
Джон: Мэри, что это значит?
Шерлок: В этом она лучше, чем ты.
Джон: Вот как?
Шерлок: И я ей написал.
Джон: Постой. Мэри лучше, чем я?
Шерлок: Она все-таки суперагент в отставке. Разумеется, она лучше.
Джон: Что ж...
Шерлок: Ничего личного.
Джон: Стоп, я не понял. Мне что, идти домой?
Мэри: Что скажешь, Шерлок? Возьмем его?

Шерлок: Джона или пса?
Джон: Ха-ха. Смешно.
Мэри (Шерлоку): Джона.

Мэри: Он полезный и преданный.
Джон: Очень смешно.

Джон: Рановато еще для развода?

Шерлок: Итак, к дому Барникота. Ну что, прогуляемся? Не отставайте, бегает он быстро.



John:
So, how does that help us?
Sherlock: What?
John: Toby the hacker.
Sherlock: Toby’s not the hacker.
John: What?
Sherlock: All right, Craig?
Craig: All right, Sherlock?
Sherlock: Craig’s got a dog!
John: So I see.
Sherlock: Good boy!
Mary: Hiya!
John: Mary, what are you...?

John:
No, we-we agreed we would never bring Rosie out on a case.

Mary: No, exactly, so... don’t wait up. Hey, Sherlock.
Sherlock: Hey.
John: But... Mary, what are you doing here?
Sherlock: She’s better at this than you.
John: Better?
Sherlock: So I texted her.
John: Hang on. Mary’s better than me?
Sherlock: Well, she is a retired super-agent with a terrifying skill set. Of course she’s better.
John: Yeah, okay.
Sherlock: Nothing personal.
John: What, so I’m supposed to just go home now, am I?
Mary: Oh, what do you think, Sherlock? Shall we take him with us?
Sherlock: John or the dog?
John: Ha-ha, that’s funny.
Mary (to Sherlock): John.
Sherlock: Well...
Mary: He’s handy and loyal.
John: That’s hilarious.
Sherlock: Mm.
John: Is it too early for a divorce?
Mary: Aww!
Sherlock: Barnicot’s house, then. Anyone up for a trudge? Keep up. He’s fast.

Стоят с Тоби

Джон:
Он не двигается.
Шерлок: Думает.
Джон: Давно не двигается.
Шерлок: Медленный, но верный, Джон. Прямо как ты.
Джон: Он тебе просто нравится, верно?
Шерлок: И ты тоже.
Мэри: Правда не двигается.
Шерлок: Поразительно.



John:
He’s not moving.
Sherlock: He’s thinking.
John: He’s really not moving.
Sherlock: Slow but sure, John; not dissimilar to yourself.
John: You just like this dog, don’t you?
Sherlock: Well, I like you.
Mary: He’s still not moving.
Sherlock: Fascinating.

Пробежка с Тоби

Шерлок:
Что думаешь о деле?
Мэри: Он что-то искал.
Шерлок: И это не грабитель. Он специально искал бюст Тэтчер. Зачем?



Sherlock:
Well? What do you make of it?
Mary: They were looking for something.
Sherlock: Yes, but it wasn’t a burglar. They came specifically for that Thatcher bust. Why?

На рынке

Шерлок:
Неглупо.
Мэри: Да. Ты поранился, оставляешь следы. Куда тебе лучше пойти?
Джон: Дерево прячь в лесу.
Шерлок: А кровь — у мясника.
Шерлок: Ничего, Тоби, в следующий раз повезет.
Шерлок: Но это оно. Точно оно. Я чувствую.
Джон: Мориарти?
Шерлок: Наверняка. Все слишком странно, вычурно — чтобы завлечь меня, раздразнить, заманить. И в конце будет западня, куда я суну голову.



Sherlock:
Clever.
Mary: Well, if you were wounded and you knew you were leaving a trail, where would you go?
John: Like hiding a tree in a forest.
Sherlock: Or blood in a butchers’.
Sherlock: Never mind, Toby. Better luck next time, hm?
Sherlock: This is it, though. This is the one. I can feel it.
John: Not Moriarty?
Sherlock: It has to be him. It’s too bizarre; it’s too baroque. It’s designed to beguile me, tease me, lure me in. At last – a noose for me to put my neck into.

Дом Ватсонов

Мэри:
Видел бы ты, в каком состоянии была гостиная. Как в "Изгоняющем дьявола".
Джон: А голова у Рози крутилась?
Мэри: Нет. Просто рвота фонтаном, и все.
Джон: Класс.
Мэри: Как думаешь, мы бы заметили при ее рождении?
Джон: Заметили что?
Мэри: "666" на голове.
Джон: Это из "Омена".
Мэри: И что?
Джон: А ты говорила про "Изгоняющего дьявола". Это разные вещи. Она не может быть дьяволом и антихристом.
Мэри: Ты уверен?
Мэри: Иду, дорогая. Мама уже идет.

Мэри (за кадром):
О, ну что такое? Ну что случилось? Ну иди ко мне, иди.



Mary:
You should have seen the state of the front room. It was like ‘The Exorcist.’
John: Hm! Was Rosie’s head spinning round?
Mary: No. Just the projectile vomiting.
John: Nice.
Mary: Hm! No, you’d think we’d have noticed when she was born.
John: Hm? Noticed what?
Mary: The little ‘666’ on her forehead.
John: That’s ‘The Omen.’
Mary: So?
John: Well, you said it was like ‘The Exorcist.’ They’re two different things. She can’t be the Devil and the Antichrist.
Mary: Yeah, can’t she?
Mary: Coming, darling. Mummy’s coming.

Mary: Oh, what are you doing?! What are you doing?! Come here!

В доме Крейга-хакера

Крейг:
Слыхал о такой штуке? В Германии.
Шерлок: Нельзя ли чуть поконкретней, Крейг?
Крейг: Остальгия. Это повальная тоска по жизни при коммунистах. Вот приколисты.
Шерлок: Хм.
Крейг: Судя по данным, реликвии времен Холодной войны пользуются спросом. Тэтчер, Рейган, Сталин. Время все расставляет на свои места. Вон, Тэтчер теперь как Наполеон.
Шерлок: Да, поразительно. Давай к делу. Что там о бюстах?

Крейг: Я влез в данные поставщика. "Джелдер и Ко". Похоже, они из Грузии.
Шерлок: Откуда именно?
Крейг: Тбилиси. Всего шесть. Один ушел Уэлсбору, один — Хассану, один — доктору Барникоту, два — мисс Орри Харкер, один — мистеру Джеку Сэндефорду из Рединга.

Шерлок (по телефону): Лестрейд? Еще один?
Лестрейд (по телефону): Да.
Шерлок (по телефону): Харкер или Сэндефорд?
Лестрейд (по телефону): Харкер. На этот раз убийство.
Шерлок (по телефону): Хм. Дело несколько обостряется.



Craig:
Have you heard of that thing, in Germany?
Sherlock: You’re going to have to be more specific, Craig.
Craig: ‘Ostalgie.’ People who miss the old days under the Communists. People are weird, aren’t they?
Sherlock: Mm.
Craig: According to this, there’s quite a market for Cold War memorabilia – Thatcher, Reagan, Stalin. Time’s a great leveller, innit? Thatcher’s like – I dunno – Napoleon now.
Sherlock: Yes, fascinating, irrelevant. Where exactly did they come from?
Craig: I’ve got into the records of the suppliers – Gelder & Co. Seems they’re from Georgia.
Sherlock: Where exactly?
Craig: Uh, Tbilisi. Batch of six. One to Welsborough; one to Hassan; one to Doctor Barnicot. Two to Miss Orrie Harker... one to a Mr Jack Sandeford of Reading.

Sherlock: Lestrade, another one?
Lestrade: Yeah.
Sherlock: Harker or Sandeford?
Lestrade: Harker. And it’s murder this time.
Sherlock: Hm, that perks things up a bit.

У дома Орри Харкер

Лестрейд:
Ранения на руках и лице — она защищалась. Горло перерезано острым лезвием.
Шерлок: В доме все то же самое? Бюст?
Лестрейд: На этот раз два.
Шерлок: Интересно. Бюсты были сделаны в Тбилиси несколько лет назад. Лимитированный выпуск — шесть штук.
Лестрейд: А теперь кто-то бродит по домам и их уничтожает. Бред какой-то.
Шерлок: Их не уничтожают. Происходит не это.

Лестрейд: Как раз это.
Шерлок: Да, формально, но смысл в другом. Я слишком медленно думал.
Лестрейд: Ну, я до сих пор медленно думаю. Так что если...

Шерлок: Но нам здорово повезло. Он разбил два бюста, а значит, мы близки к развязке. Я еду к Джеку Сэндерфорду из Рединга. Заранее поздравляю.
Лестрейд: С чем?
Шерлок: С раскрытием крупного дела.
Лестрейд: Да, пока Джон не напишет блог.
Шерлок: Да, с этим не поспоришь.



Lestrade:
Defensive wounds on her face and hands. Throat cut – sharp blade.
Sherlock: The same thing inside the house? The bust?
Lestrade: Two of them this time.
Sherlock: Interesting. That batch of statues was made in Tbilisi several years ago – limited edition of six.
Lestrade: And now someone’s wandering about destroying ’em all. Makes no sense. What’s the point?
Sherlock: No, they’re not destroying them. That’s not what’s happening.
Lestrade: Yes it is.
Sherlock: Well, it is what’s happening, but it’s not the point. I’ve been slow; far too slow.
Lestrade: Well, I’m still being slow over here, so if you wouldn’t mind...
Sherlock: Slow but lucky; very lucky. And since they smashed both busts, our luck might just hold. Jack Sandeford of Reading is where I’m going next. Congratulations, by the way.
Lestrade: I’m sorry?
Sherlock: Well, you’re about to solve a big one.
Lestrade: Yeah, until John publishes his blog.
Sherlock: Yeah. ’Til then, basically.

Дом Джека Сандерфорда. Бассейн.

Сэндерфорд (своей дочери):
Все, детка, хватит.
Сэндерфорд (своей дочери): У папы еще есть дела.
Сэндерфорд (своей дочери): А тебе пора спать. Давай-ка.



Sandeford:
That’s enough now, love.
Sandeford: Daddy has things to do, I’m afraid.
Sandeford: And you need to get to bed! Come on!

Там же, позже

Шерлок:
Не проще было проявить свое недовольство в избирательном участке?

Шерлок: Ты был в бегах. Негде спрятать ценный груз.

Шерлок: И влез в мастерскую, где сохли гипсовые бюсты железной леди. Умно. Очень умно. Но появился я. И ты уже не так умен, верно?
Айджей: Ты кто?
Шерлок: Меня зовут Шерлок Холмс.
Айджей: Прощай, Шерлок Холмс.



Sherlock:
Wouldn’t it be much simpler to take out your grievances at the polling station?

Sherlock: You were on the run; nowhere to hide your precious cargo.
Sherlock: You find yourself in a workshop. Plaster busts of The Iron Lady drying. It’s clever, very clever. But now you’ve met me, and you’re not so clever, are you?
The Intruder: Who are you?
Sherlock: My name is Sherlock Holmes.
The Intruder: Goodbye, Sherlock Holmes.

Шерлок: Время на исходе. Рассказывай о своем боссе Мориарти.
Айджей: О ком?
Шерлок: Я знаю, это он. Наверняка он!
Айджей: Думаешь, ты все сечешь? Ни черта ты не сечешь.
Шерлок: Так. Пока полиция не приехала и все не испортила, давай насладимся моментом. Я представляю дело Интерпола номер один — слишком сложное для них, слишком скучное для меня.
Шерлок: Черная жемчужина Борджиа.

Шерлок: Это невозможно. Как она могла?

Мэри: Здесь все о моем прошлом.

Джон: Проблемы твоего прошлого — это твое дело. Но все, что касается твоего будущего — моя прерогатива.

Шерлок: Я не понимаю. Она... Она ее уничтожила!
Айджей: Она?
Айджей: Ты ее знаешь? Знаешь, да? Знаешь эту тварь?! Она предала меня. Предала всех нас.
Шерлок: Мэри. Это все из-за Мэри?
Айджей: Так она теперь себя называет?
Лестрейд (по мегафону): Выходите! Вы окружены!

Айджей: Отдай ее мне. Отдавай!
Лестрейд (по мегафону): Выходите медленно! Руки над головой!
Айджей: Не вздумайте стрелять, иначе я убью его!
Лестрейд (по мегафону): Положите оружие! Живо!

Айджей: Я ухожу отсюда. Не мешайте мне, и никто не умрет.

Лестрейд (по мегафону): Бросьте оружие!
Айджей: Ты полицейский. Я профессионал.
Айджей (Шерлоку): Скажи, что она труп. Ей от меня не уйти.

Шерлок: Она мой друг. И она под моей защитой. А ты кто?

Айджей: Я тот... кто убьет твоего друга. Кто такой Шерлок Холмс?
Шерлок: Не полицейский.

Sherlock: You’re out of time. Tell me about your boss, Moriarty.

The Intruder: Who?
Sherlock: I know it’s him. It must be him.
The Intruder: You think you understand. You understand nothing.
Sherlock: Well, before the police come in and spoil things, why don’t we just enjoy the moment? Let me present Interpol’s number one case. Too tough for them; too boring for me.

Sherlock: The Black Pearl of the Borgias.

Sherlock: It’s not possible. How could she...?

Mary: Everything about who I was is on there.

John: The problems of your past are your business. The problems of your future are my privilege.

Sherlock: I don’t understand. She... she destroyed it.
The Intruder: “She.”
The Intruder: You know her. You do, don’t you? You know the bitch. She betrayed me; betrayed us all.
Sherlock: Mary. This is about Mary.
The Intruder: Is that what she’s calling herself now, eh?
Lestrade (offscreen, over loudhailer): Armed police! You’re surrounded!
The Intruder: Give it to me. Give it to me!
Lestrade (offscreen, over loudhailer): Come out slowly. I wanna see your hands above your head.
The Intruder: Nobody shoots me! Anyone shoots, I kill this man!
Lestrade (offscreen, over loudhailer): Lay down your weapon. Do it now!
The Intruder: I’m leaving this place. If no-one follows me, no-one dies.
Lestrade (offscreen, over loudhailer): Lay down your weapon!
The Intruder: You’re a policeman. I’m a professional.
The Intruder: Tell her she’s a dead woman. She’s a dead woman walking.
Sherlock: She’s my friend, and she’s under my protection. Who are you?
The Intruder: I’m the man... who’s gonna kill your friend. Who’s Sherlock Holmes?
Sherlock: Not a policeman.

Тбилиси, 6 лет назад

Посол:
Что скажешь? Мат за два хода.
Грузинский солдат: Не болтай.
Муж посла: Не раздражай их, дорогая.
Посол: А что еще тут делать? За три месяца шахматы опостылели. Все опостылело.
Муж посла: Они скоро кого-нибудь пришлют.
Посол: Они? Кто — они? Не слишком-то торопятся эти "они". А между тем, у меня есть то, что им бы очень пригодилось.

Посол: У меня есть Аммо.
Муж посла: Аммо?



Ambassador:
What do you think? Mate in two?
Soldier: I will shoot you.
Husband: Don’t antagonise them, darling.
Ambassador: Oh, what else is there to do? Chess palls after three months. Everything palls.
Husband: They’ll send someone soon.
Ambassador: “They”? Who are “they”? Seems to me we’ve put an awful lot of faith in “they.” Well, I’ve got something “they” would dearly love if only we could get out of here.
Ambassador: I’ve got Ammo.
Husband: Ammo?

Перевод Первого канала

Использован транскрипт Ariane DeVere
http://arianedevere.livejournal.com/86813.html

 


@темы: транскриптопереводы, серия 4.01, Sherlock