petergirl
"Безобразная невеста" - 5 часть


БЕЗОБРАЗНАЯ НЕВЕСТА

THE ABOMINABLE BRIDE

Вбегают в зал, где проходил церемониал. Холмс ударяет в гонг, прерывая песнопение.

Холмс:
Простите, давно мечтал ударить в гонг. Люблю театральные эффекты.
Мэри: Кто бы мог подумать.
Холмс: Хотя, похоже, вы разделяете это увлечение. (идет вперед по проходу, обращается к аудитории) Великолепно! Превосходный театр! Я полон искреннего восторга. Эмилия Риколетти застрелилась, затем восстала из могилы и убила своего мужа. Но как ей это удалось? Давайте все по порядку.

Холмс: Миссис Риколетти привлекает к себе внимание весьма эффективным способом.

Невеста: Пли! Ты? А может, я?

Холмс: Она направляет дуло револьвера себе в рот и одновременно стреляет из другого в пол. Сообщник поливает занавески кровью. Испуганные люди внизу становятся свидетелями очевидного самоубийства. Труп другой женщины, похожей на миссис Риколетти, кладут на ее место и позже отвозят в морг. Незначительное самоубийство, не вызывающее интереса у Скотланд-Ярда. Тем временем, настоящая миссис Риколети ускользает. Далее весьма умный ход. Миссис Риколетти убеждает своего знакомого кэбмена перехватить ее мужа возле его любимой курильни опиума. Безупречная сцена для кровавой драмы.

Риколетти: Кто вы? Что вам нужно? Эмилия?

Холмс: Идеально подстроенное опознание. Покойная миссис Риколетти, восставшая из могилы. Немного искусного грима — и перед вами самый настоящий разгневанный мстительный призрак.

Холмс: И последний бесстрашный шаг.

Невеста: Жми немедля. И не надо слез.

Холмс: Оставалось подменить труп женщины в морге на настоящую миссис Риколетти. На сей раз, если кто-то придет ее опознать, это будет, вне всякого сомнения, она.

Мэри: Она пошла на смерть, чтобы доказать свою правоту?
Холмс: Великое дело требует жертв. В каждой войне люди идут на смерть, а это, без всяких сомнений, война. Половина человечества воюет с другой половиной. Невидимая армия ежедневно находится с нами рядом, заботится о наших домах, растит наших детей, униженная, втоптанная в грязь, отверженная, не имеющая права голоса. (члены тайного общества снимают колпаки — под ними обнаруживаются женские лица) И все же это армия, готовая подняться во имя великой идеи и исправить несправедливость, такую же древнюю, как само человечество. Как видите, Ватсон, Майкрофт был прав. Это война, которую мы проиграем.
Ватсон: Она умирала.
Холмс: Кто?
Ватсон: Эмилия Риколетти. Чахотка, явные признаки. Вряд ли ей долго оставалось.
Холмс: И она сделала все, чтобы умереть не напрасно. Ей были знакомы тайные общества в Америке. Она сумела использовать их методы запугивания, чтобы публично — очень публично — напомнить Юстасу Кармайклу о грехах прошлого.

Женский голос: Он познакомился с ней в Штатах. Пообещал ей все... брак, положение. А затем просто ее использовал. И выкинул вон. Бросил ее, отверженную, без гроша.
Холмс: Хупер. (воспоминания о пощечинах Молли)
Хупер:
Холмс.
Ватсон: К вашему сведению, Холмс, меня она не провела.
Он видит среди женщин свою служанку
Служанка Джейн:
Вы совсем меня не упоминаете.

Джанин: Эмилия думала, что будет счастлива с Риколетти. Но и он оказался зверем. (воспоминания о Джанин из предыдущих серий) Эмилия Риколетти была нашим другом. Вы не представляете, как этот ублюдок ее изводил.
Ватсон: Но Невеста... Холмс, мы ее видели.
Холмс: Да, Ватсон, верно. Звук разбитого стекла — это было не окно. Просто старый театральный трюк.

Ватсон: Это не может быть правдой, Холмс! Не может!
Холмс: Нет, не может.

Холмс: Это называется "призрак Пеппера". Обычный иллюзионизм — отражение реального, живого человека в стекле. Они допустили одну ошибку, разбив стекло, когда его убирали. Посмотрите вокруг: эта церковь полна Невест. Когда она воскресла, ею могла стать любая из них. Мстительный призрак — легенда, вызывающая ужас в сердцах мужчин с темными намерениями. Привидение, преследующее безнаказанных злодеев, чье время давно пришло. Восставшая лига фурий. Женщины, которым я... мы лгали. Которых предавали. Женщины, которых мы игнорировали, которыми пренебрегали. Раз уж идея возникла, ее не убьешь. Она зреет в душе человека оскорбленного, который не понаслышке знает о бессердечии и подлости сэра Юстаса. О некой темной тайне, известной лишь самым близким друзьям, включая Эмилию Риколетти. Измученная душа безответной жертвы своего мужа. А поскольку призраков не существует, остается один подозреваемый. (он поворачивается и обращается к Невесте под вуалью, которая подходит к нему сзади) Вы согласны со мной, леди Кармайкл? Но есть одна мелкая деталь, в которой для меня отсутствует смысл. Зачем заказывать мне расследование убийства, которое вы задумали?




Holmes:
Sorry. I could never resist a gong. Or a touch of the dramatic.
Mrs. Watson: Never have guessed.
Holmes: Though it seems you share my enthusiasm in that regard. Excellent. Superlative theatre. I applaud the spectacle. Emelia Ricoletti shot herself, then apparently returned from the grave and killed her husband. So, how was it done? Let’s take the events in order.

Holmes: Mrs. Ricoletti gets everyone’s attention in very efficient fashion.

Bride: You! You?! Or me?

Holmes: She places one of the revolvers in her mouth while actually firing the other into the ground. An accomplice sprays the curtains with blood... and thus her apparent suicide is witnessed by the frightened crowd below. A substitute corpse bearing a strong resemblance to Mrs. Ricoletti takes her place and is later transported to the morgue. A grubby little suicide of little interest to Scotland Yard. Meanwhile the real Mrs. Ricoletti slips away. Now comes the really clever part. Mrs. Ricoletti persuaded a cab driver – someone who knew her – to intercept her husband outside his favourite opium den. The perfect stage for a perfect drama.

Ricoletti: Who are you? What do you want? Emelia?!

Holmes: A perfect positive identification. The late Mrs. Ricoletti has returned from the grave... and with a little skilled make-up and you have nothing less than the wrath of a vengeful ghost.


Holmes: There was only one thing left to do.

Emelia: Swiftly now. No tears.

Holmes: All that remained was to substitute the real Mrs. Ricoletti for the corpse in the morgue. This time, should anyone attempt to identify her... it would be positively, absolutely her.

Mrs. Watson: But why would she do that – die to prove a point?
Holmes: Every great cause has martyrs; every war has suicide missions – and make no mistake, this is war. One half of the human race at war with the other. The invisible army hovering at our elbow, attending to our homes, raising our children, ignored, patronised, disregarded, not allowed so much as a vote. But an army nonetheless, ready to rise up in the best of causes, to put right an injustice as old as humanity itself. So, you see, Watson, Mycroft was right. This is a war we must lose.



Watson:
She was dying.
Holmes: Who was?
Watson: Emelia Ricoletti. There were clear signs of consumption. I doubt she was long for this world.
Holmes: So she decided to make her death count. She was already familiar with the secret societies of America and was able to draw on their methods of fear and intimidation to publicly – very publicly – confront Sir Eustace Carmichael with the sins of his past.

Female Voice:
He knew her out in the States. Promised her everything... marriage, position – and then he had his way with her and threw her over, left her abandoned and penniless.
Holmes: Hooper!
Hooper: Holmes.
Watson: For the record, Holmes, she didn’t have me fooled.

Jane: Why do you never mention me, sir?

Janine: Emelia thought that she’d found happiness with Ricoletti, but he was a brute too. Emelia Ricoletti was our friend. You have no idea how that bastard treated her.

Watson:
But... the Bride, Holmes. We saw her.
Holmes: Yes, Watson, we did. But the sound of breaking glass? Not a window. Just an old theatrical trick.

Watson: It cannot be true, Holmes! It cannot!
Holmes: No, it can’t.

Holmes: It’s called Pepper’s Ghost. A simple reflection, in glass, of a living breathing person. Their only mistake was breaking the glass when they removed it. Look around you. This room is full of Brides. Once she had risen, anyone could be her. avenging ghost – a legend to strike terror into the heart of any man with malicious intent; a spectre to stalk those unpunished brutes whose reckoning is long overdue. A league of furies awakened. The women I... we have lied to, betrayed... the women we have ignored... and disparaged. Once the idea exists, it cannot be killed. This is the work of a single-minded person, someone who knew first-hand about Sir Eustace’s mental cruelty. A dark secret, kept from all but her closest friends... including Emelia Ricoletti... the woman her husband wronged all those years before. If one disregards the ghost, there is only one suspect. Isn’t that right, Lady Carmichael? One small detail doesn’t quite make sense to me, however. Why engage me to prevent a murder you intended to commit?

Мориарти: "Отсутствует смысл, отсутствует смысл..." Конечно, он отсутствует. Ведь это все нереальность. О, Шерлок! (Невеста открывает лицо — это Мориарти) Сюрприз.
Холмс: Нет. Нет, только не ты. Это не можешь быть ты.
Мориарти: О, перестань, будь посерьезней. Костюмы, гонг. Как вдохновитель преступных умов, уверяю: у нас нет ни гонгов, ни специальной одежды.
Джон/Ватсон: Что, черт возьми, происходит?
Мориарти: Может, хватит всей этой ерунды? Готики, безумия? Явный перебор. Это бессмысленно, Шерлок, потому что это нереальность — все это.
Джон/Ватсон: Что он говорит?
Мориарти: Это все в твоей голове.
Джон/Ватсон: Шерлок!
Ватсон: Холмс!
Мориарти: Это твой бред.

Moriarty: It doesn’t quite make sense; this doesn’t quite make sense. Of course it doesn’t make sense. It’s not real. Oh, Sherlock. Peekaboo.

Holmes:
No. No, not you. It can’t be you.
Moriarty: I mean, come on, be serious. Costumes, the gong. Speaking as a criminal mastermind, we don’t really have gongs, or special outfits.
John/Watson: What the hell is going on?
Moriarty: Is this silly enough for you yet? Gothic enough? Mad enough, even for you? It doesn’t make sense, Sherlock, because it’s not real. (In a whisper) None of it.
John/Watson: What’s he talking about?
Moriarty: This is all in your mind.
John: Sherlock.
Watson: Holmes!
Moriarty: You’re dreaming.

Современность (фейковая).
Шерлок лежит на больничной кровати, Джон светит ему в глаза фонариком

Мэри:
Он что, бредит?
Майкрофт: Очнулся. А я подумал, что мы тебя потеряли. Позволь уточнить: это и есть твое контролируемое употребление?
Шерлок: Миссис Эмилия Риколетти. Я хочу знать, где ее похоронили.
Майкрофт: Всего-то 120 лет назад.
Шерлок: Да. (с трудом поднимается, Джон пытается его удержать, но безуспешно)
Майкрофт: На это уйдут недели, если вообще сохранились записи. Даже с моими ресурсами.
Мэри: Нашла.





Mary:
Is he dreaming?
Mycroft:
And there he is. Thought we’d lost you for a moment. May I just check: is this what you mean by “controlled usage”?

Sherlock: Mrs. Emelia Ricoletti. I need to know where she was buried.
Mycroft: What, a hundred and twenty years ago?!
Sherlock: Yes.

Mycroft:
That would take weeks to find, if those records even exist. Even with my resources...
Mary: Got it.

Кладбище.
Все четверо и Лестрейд идут к могиле Эмилии

Джон:
Я не понимаю, почему это так важно?
Шерлок: Хочу убедиться, что прав, тогда и скажу.
Мэри: Ты о том, как Мориарти это сделал?
Шерлок: Да.
Джон: Но этого не было. Все только в твоей голове.
Шерлок: Мое расследование — да. Но убийство было совершено точно, как я рассказал.
Мэри: Надгробие поставили ее друзья.
Майкрофт: Не знаю, что ты надеешься там найти.
Шерлок: Я должен попытаться.

Надпись на могильном камне:
ЭМИЛИЯ РИКОЛЕТТИ.
ВОЗЛЮБЛЕННАЯ СЕСТРА
ПРЕДАННАЯ И ПОСЛЕ СМЕРТИ



Шерлок: Миссис Риколетти похоронили здесь. Но что случилось с той, чей труп положили вместо нее после мнимого самоубийства?
Джон: Перенесли, это очевидно.
Шерлок: Но где он?
Джон: Только не здесь.
Шерлок: Но... они так должны были поступить. У заговорщиков был здесь свой человек, подобравший подходящий труп. Как Молли сделала для меня, когда... Ладно, не будем к этому возвращаться.
Джон: Ты всерьез собираешься это делать?
Шерлок: А зачем мы сюда пришли? Я должен знать.
Джон: Слова наркомана.
Шерлок: Это важно для меня!
Джон: Нет, это очередная идея фикс!
Шерлок: Джон...
Джон: Мориарти вернулся — вот что важно! Вот что реальная проблема. Ясно?
Шерлок: Мориарти — следующее дело сразу после этого.
Джон: Нет, тебе все идут навстречу, поэтому ты дошел до такого состояния.
Шерлок: Джон, пожалуйста.
Джон: Я в это больше не играю, Шерлок. Все, не хочу. Будешь готов работать, позвони. Я увожу Мэри домой.
Мэри: Что-что?
Джон: Мэри уводит меня домой.
Мэри: Так.
Джон уводит Мэри, они уходят
Майкрофт:
А он прав, знаешь?
Шерлок: И что? Что прав? Он всегда прав. Зануда.
Шерлок (Лестрейду и Майкрофту): Поможете мне?
Майкрофт: Шерше ля фам.




John:
I don’t get it. How is this relevant?
Sherlock: I need to know I was right, then I’ll be sure.
Mary: You mean how Moriarty did it?
Sherlock: Yes.
John: But none of that really happened. It was in your head.
Sherlock: My investigation was the fantasy. The crime happened exactly as I explained.
Mary: The stone was erected by a group of her friends.
Mycroft: I don’t know what you think you’ll find here.
Sherlock: I need to try!


EMELIA RICOLETTI
BELOVED SISTER
FAITHFUL BEYOND DEATH
DIED DECEMBER 18 1894
AGED 26

Sherlock: Mrs. Ricoletti was buried here, but what happened to the other one, the corpse they substituted for her after the so-called suicide?
John: They’d move it. Of course they would.
Sherlock: But where?
John: Well, not here!
Sherlock: But that... that’s exactly what they must have done. The conspirators had someone on the inside. They found a body just like Molly Hooper found a body for me when I... Yeah, well, we don’t need to go into all that again, do we?
John: You’re not seriously gonna do this?
Sherlock: It’s why we came here! I need to know.
John: Spoken like an addict.
Sherlock: This is important to me!
John: No – this is you needing a fix.
Sherlock: John...
John: Moriarty’s back. We have a case! We have a real-life problem right now.
Sherlock: Getting to that! It’s next on the list! Just let me do this.
John: No, everyone always lets you do whatever you want. That’s how you got in this state.
Sherlock: John, please...
John: I’m not playing this time, Sherlock, not any more. When you’re ready to go to work, give me a call. I’m taking Mary home.
Mary: You’re what?
John: Mary’s taking me home.
Mary: Better.

Mycroft: He’s right, you know.
Sherlock: So what if he’s right? He’s always right. It’s boring.
Sherlock: Will you help me?
Mycroft: Cherchez la femme.

Ночь. Шерлок и Лестрейд раскапывают могилу. Вытаскивают на поверхность гроб, открывают его, но в гробу только один скелет.

Майкрофт:
Какая досада, шкафчик пуст.
Шерлок: Наверное, тело зарыли ниже. Я уверен, его зарыли под гробом. (прыгает в пустую могилу и роет землю руками)
Лестрейд: Увы, Шерлок. Наверное, закопали его в другом месте.
Майкрофт: Скорее всего. В любом случае это было очень давно. Может, займемся более насущными делами, братишка? Например, Мориарти, воскресшим из мертвых.

Голос Невесты:
Ты не забудешь,
Нет, не забудешь.

Скелет начинает двигаться, поднимает руку. Майкрофт и Лестрейд потрясенно на него смотрят. Скелет прыгает/падает в могилу на Шерлока





Mycroft:
Oh dear. The cupboard is bare.
Sherlock: They must have buried it underneath. They must have buried it underneath the coffin.

Lestrade:
Bad luck, Sherlock. Maybe they got rid of the body in another way.
Mycroft: More than likely. At any rate, it was a very long time ago. We do have slightly more pressing matters to hand, little brother. Moriarty, back from the dead?

Voice:
Do not forget me.
Do not forget me.

Холмс приходит в себя на краю водопада

Холмс:
Что за... А, понятно. Я все еще не проснулся.

Мориарти: Слишком глубоко, Шерлок, слишком. Поздравляю, ты будешь первым человеком в истории, похороненным в собственных Чертогах разума.
Холмс: Декорации немного мелодраматичны, не находишь?
Мориарти: Для нас с тобой? Самое оно.
Холмс: Что ты такое?
Мориарти: Мы вроде знакомы. Я — Мориарти. Наполеон криминала.
Холмс: Мориарти мертв!
Мориарти: В твоем разуме нет. Там я не умру никогда. Ты как-то назвал свой мозг жестким диском. Что ж, скажи "привет" вирусу. Так мы и будем, ты и я. Всегда здесь. Всегда вместе.
Холмс: У тебя блестящий ум, Мориарти. Я им восхищен. Пожалуй, я даже могу сравнить его с моим.
Мориарти: Я тронут. Большая честь.
Холмс: Но вот в рукопашном бою на краю пропасти шансов у тебя, боюсь, маловато. Ты полетишь в бездну... недоросток.
Мориарти набрасывается на Холмса
Мориарти:
Думаешь, ты такой большой и сильный, Шерлок? Не для меня. Я твоя слабость! Я не даю тебе подняться, когда ты спотыкаешься, когда терпишь неудачу! Когда ты слаб, я... всегда... здесь! И даже не пытайся. Признай, что ты продул. Полетим вниз вместе? Нам уже нельзя разлучаться. В конце мы должны быть вдвоем — ты и я.
Он собирается сбросить Холмса в водопад, но в этот момент раздается вежливый кашель Ватсона

Ватсон (направляет на Мориарти взведенный пистолет):
Профессор, если не возражаете, я попросил бы вас отойти от моего друга. Мне кажется, его несколько раздражает ваша назойливость.
Мориарти: Это нечестно, вас двое.
Ватсон: Мы всегда вдвоем, вы не читаете "Стренд"? (кидает Холмсу дирстокер, тот надевает его) На колени, профессор. Руки в замок за голову.
Холмс: Спасибо, Джон.
Ватсон: С каких пор вы говорите мне "Джон"?
Холмс: Вы будете удивлены.
Ватсон: Нет, не буду. Пора просыпаться, Шерлок. Это мои рассказы, я знаю свою роль.
Холмс: Конечно. Лучше, чем кто-либо, Джон.
Ватсон: И как он вам? Другой Ватсон в другом месте.
Холмс: Умнее, чем кажется.
Ватсон: То есть чертовски умен?
Холмс: Чертовски умен.
Мориарти: Почему бы вам просто не пожениться, ребята?
Ватсон: Грубовато.
Холмс: Оскорбительно.
Ватсон: Да, кстати. Вы не против?
Холмс: Нисколько.
Ватсон пинком скидывает Мориарти в водопад
Ватсон:
Была моя очередь.
Холмс: Согласен.
Ватсон: И как вы собираетесь просыпаться?
Холмс: О... Я думаю, вот так.
Ватсон: Уверены?
Холмс: Между нами, Джон, я всегда выживал после падения.
Ватсон: Но как?
Холмс: Элементарно, мой дорогой Ватсон.
Холмс кидает вперед себя дирстокер и прыгает в водопад



Holmes:
Oh, I see. Still not awake, am I?

Moriarty: Too deep, Sherlock. Way too deep. Congratulations. You’ll be the first man in history to be buried in his own Mind Palace.
Holmes: The setting’s a shade melodramatic, don’t you think?
Moriarty: For you and me? Not at all.
Holmes: What are you?
Moriarty: You know what I am. I’m Moriarty. The Napoleon of crime.
Holmes: Moriarty’s dead.
Moriarty: Not in your mind. I’ll never be dead there. You once called your brain a hard drive. Well, say hello to the virus. This is how we end, you and I. Always here, always together.

Holmes: You have a magnificent brain, Moriarty. I admire it. I concede it may be even be the equal of my own.
Moriarty: I’m touched. I’m honoured.
Holmes: But when it comes to the matter of unarmed combat on the edge of a precipice... you’re going in the water... short-arse.

Moriarty:
Oh, you think you’re so big and strong, Sherlock! Not with me! I am your WEAKNESS! I keep you DOWN! Every time you STUMBLE, every time you FAIL, when you’re WEAK...I... AM... (he bends and punches his chest again)... THERE! No. Don’t try to fight it. LIE BACK AND LOSE! Shall we go over together? It has to be together, doesn’t it? At the end, it’s always just you... AND ME!



Watson:
Professor, if you wouldn’t mind stepping away from my friend. I do believe he finds your attention a shade annoying.


Moriarty:
That’s not fair. There’s two of you!
Watson: There’s always two of us. Don’t you read The Strand? On your knees, Professor. Hands behind your head.

Holmes:
Thank you, John.
Watson: Since when do you call me John?
Holmes: You’d be surprised.
Watson: No I wouldn’t. Time you woke up, Sherlock. I’m a storyteller. I know when I’m in one.
Holmes: Of course. Of course you do, John.
Watson: So what’s he like? The other me, in the other place?
Holmes: Smarter than he looks.
Watson: Pretty damned smart, then.
Holmes: Pretty damned smart.
Moriarty: Urgh. Why don’t you two just elope, for God’s sake?
Watson: Impertinent!
Holmes: Offensive.
Watson: Actually... would you mind?
Holmes: Not at all.

Watson: It was my turn.
Holmes: Quite so.
Watson: So, how do you plan to wake up?
Holmes: Ohhh, I should think like this.
Watson: Are you sure?
Holmes: Between you and me, John, I always survive a fall.
Watson: But how?
Holmes: Elementary, my dear Watson.

Современность.
Шерлок открывает глаза в самолете.

Шерлок:
Скучали по мне?
Джон: Шерлок, ты как?
Шерлок: Прекрасно. А в чем дело?
Мэри: У тебя был передоз, тебе надо в больницу.
Шерлок: Нет времени. Я еду на Бейкер-стрит. Мориарти вернулся.
Майкрофт: Я едва ли не рад, если его возвращение спасет тебя от этого. (показывает список)
Шерлок (выхватывает список и рвет): Это больше не нужно. У меня теперь реальное дело.
Майкрофт: Шерлок, ты обещаешь мне?
Шерлок: Почему ты еще здесь? Ты разве не должен хлопотать о моем помиловании как любящий старший брат?
Шерлок протискивается к выходу мимо Майкрофта, за ним идет Мэри. Джон уходит последним
Майкрофт:
Доктор Ватсон... (Джон оборачивается) Присмотрите за ним. Пожалуйста.
Джон молча кивает и уходит. Майкрофт поднимает с пола обрывки списка и вкладывает их в свою записную книжку




Sherlock:
Miss me?
John: Sherlock? You all right?
Sherlock: Yes, of course I am. Why wouldn’t I be?
Mary: ’Cause you probably just OD’d. You should be in hospital.
Sherlock: No time. I have to go to Baker Street now. Moriarty’s back.
Mycroft: I almost hope he is, if it’ll save you from this.

Sherlock:
No need for that now. Got the real thing. I have work to do.
Mycroft: Sherlock. Promise me?
Sherlock: What are you still doing here? Shouldn’t you be off getting me a pardon or something, like a proper big brother?


Mycroft:
Doctor Watson? Look after him... please?

На улице у машины.

Джон:
Шерлок, постой, объясни. Мориарти жив?
Шерлок: Я не говорил, что жив, я сказал: он вернулся.
Мэри: Так он мертв?
Шерлок: Разумеется. Он вышиб себе мозги. После этого не живут. Я устроил себе передоз, чтобы убедиться в этом. Мориарти мертв — вопросов нет. Но важнее другое. Я точно знаю, что он будет делать дальше.
Машина с Шерлоком, Джоном и Мэри уезжает



John:
Sherlock, hang on. Explain. Moriarty’s alive, then?
Sherlock: I never said he was alive. I said he was back.
Mary: So he’s dead.
Sherlock: Of course he’s dead. He blew his own brains out. No-one survives that. I just went to the trouble of an overdose to prove it. Moriarty is dead, no question. But more importantly...I know exactly what he’s going to do next.

Лондон, Бейкер-стрит 221Б, 1895 год

Ватсон:
Летающие машины? И... как их, телефонные устройства? Что за бредовые фантазии?
Холмс: Это просто мое предположение о том, как может выглядеть будущее. Знаете, по капле воды логик может сделать вывод о возможности существования Атлантики или Ниагары.
Ватсон: Или Рейхенбаха.
Холмс: Вы уже написали рассказ об этом деле?
Ватсон: Да.
Холмс: Представив его как один из моих редких провалов, разумеется.
Ватсон: Разумеется.
Холмс: "Война против... невидимой армии". "Лига фурий"? "Полчища чудовищ"?
Ватсон: Я думаю, лучше... "Безобразная невеста".
Холмс: Не мрачновато?
Ватсон: Зато цепляет и там есть подходящее убийство.
Холмс: Ну, вы эксперт.
Ватсон: Но вернемся к вашей истории. Вы уверены, что это был 7-процентный раствор? Мне кажется, вы слегка преувеличили дозу.
Холмс: Возможно, там есть гипербола. Но я допускаю, что все это могло произойти. Я знаю одно — в таком мире я буду как дома.
Ватсон: Про себя — не уверен.
Холмс: Вопрос спорный. Хотя я всегда знал, что я — человек вне времени.



Watson:
Flying machines; these, er, telephone contraptions... What sort of lunatic fantasy is that?
Holmes: It was simply my conjecture of what a future world might look like, and how you and I might fit inside it. From a drop of water, a logician should be able to infer the possibility of an Atlantic or a Niagara.
Watson: Or a Reichenbach.
Holmes: Have you written up your account of the case?
Watson: Yes.
Holmes: Hmm. Modified to put it down as one of my rare failures, of course?
Watson: Of course.
Holmes: “The Adventure of... the Invisible Army.” “The League of Furies”? “The Monstrous Regiment.”
Watson: I rather thought... “The Abominable Bride.”
Holmes: A trifle lurid.
Watson: It’ll sell. It’s got proper murders in it, too.
Holmes: You’re the expert.
Watson: As for your own tale, are you sure it’s still just a seven percent solution that you take? I think you may have increased the dosage.
Holmes: Perhaps I was being a little fanciful... but perhaps such things could come to pass. In any case, I know I would be very much at home in such a world.
Watson: Don’t think I would be.
Holmes: I beg to differ. But then I’ve always known I was a man out of his time.

Перевод Первого канала

Использован транскрипт Ariane DeVere
http://arianedevere.livejournal.com/81144.html


@темы: транскриптопереводы, спешел/special ep, Sherlock