petergirl
"Безобразная невеста" - 1 часть


БЕЗОБРАЗНАЯ НЕВЕСТА

THE ABOMINABLE BRIDE

В предыдущих сериях ШЕРЛОКА ХОЛМСА

2010
Шерлок:
Имя — Шерлок Холмс, адрес — Бейкер-стрит, 221Б. До вечера!
Майк Стамфорд: Да, он такой.
Молли: Плохой день был?
Майкрофт: Вчера съехались, а сегодня уже преступление вдвоем расследуете?
Миссис Хадсон: Надо же, как обрадовался! О приличиях забыл.
Шерлок: Кого они волнуют? В игру, миссис Хадсон, в игру!

Шерлок: Не превращай людей в героев, Джон. Героев нет. А будь они — я из другой оперы.
Мориарти: Я тебе сердце выжгу.

2012
Джон:
Ну вот, кое-что нашел.
Джон: Штаны на тебе есть?
Шерлок: Нет.
Джон: Ясно.
Ирен: Хочу, чтобы вы запомнили меня той единственной дамой, что вас победила.
Шерлок: Нет никакого монстра.
Шерлок: Шерлок!
Мориарти: Вот мы и встретились.
Шерлок: Прощай, Джон.
Джон: Шерлок!

2014
Шерлок:
Эта дрянь вас погубит.
Лестрейд: Ну ты паршивец!
Шерлок: Вечная охота за преступниками, бурлящая в жилах кровь и мы с тобой вдвоем против всего мира.
Джон: Постой! Нам нужно действовать слаженно.
Джон: Я просил тебя о чуде, чтобы ты был живым.

Шерлок: Я слышал.
Джон: Ты любишь не пазлы и не ребусы решать, ты любишь актерствовать. Там сидит человек, который вот-вот умрет. Вступай в игру, раскрой дело!
Шерлок: Он — Наполеон шантажа.
Магнуссен: На этот раз у вас нет шансов стать героем, мистер Холмс.
Шерлок: Я высокофункциональный социопат.
Майкрофт: Нет тюрьмы, куда бы мы могли поместить Шерлока, не рискуя вызвать ежедневные беспорядки. Впрочем, есть альтернатива, но она требует вашего одобрения.
Шерлок: Что ж, до лучших времен, Джон.
Мориарти: Скучали по мне? Скучали по мне?
Леди Смолвуд: Как такое может быть?
Майкрофт: Как тебе в изгнании?
Шерлок: Я отсутствую 4 минуты.
Майкрофт: Надеюсь, ты усвоил урок?
Шерлок: И кому я нужен теперь?
Мориарти: Скучали по мне?
Майкрофт: Англии.

So far on Sherlock

2010
Sherlock:
The name’s Sherlock Holmes and the address is 221B Baker Street. Afternoon!
Mike Stamford: Yeah. He’s always like that.
Molly: Bad day, was it?
Mycroft: Since yesterday you’ve moved in with him and now you’re solving crimes together.
Mrs. Hudson: Look at you, all happy. It’s not decent.

Sherlock: Who cares about decent? The game, Mrs. Hudson, is on!
Sherlock: Don’t make people into heroes, John. Heroes don’t exist and if they did, I wouldn’t be one of them.
Jim: I’ll burn the heart out of you.

2012
John:
Right, this should do it.
John: Are you wearing any pants?
Sherlock: No.
John: Okay.
Irene: This is how I want you to remember me: the woman who beat you.
Sherlock: But there never was any monster.
John: Sherlock?
Jim: Here we are at last.
Sherlock: Goodbye, John.
John: SHERLOCK!

2014
Sherlock:
Those things will kill you.
Lestrade: Ooh, you bastard!
Sherlock: The thrill of the chase, the blood pumping through your veins... just the two of us against the rest of the world.
John: Wait! We’re going to need to co-ordinate.
John: I asked you for one more miracle. I asked you to stop being dead.
Sherlock: I heard you.
John: Shut up. You are not a puzzle solver; you never have been. You’re a drama queen. Now there is a man in there about to die... “The game is on.” Solve it!
Sherlock: He is the Napoleon of blackmail.
Magnussen: No chance for you to be a hero this time, Mr. Holmes.
Sherlock: I’m a high-functioning sociopath.
Mycroft: There is no prison in which we could incarcerate Sherlock without causing a riot on a daily basis. The alternative, however, would require your approval.

Sherlock: To the very best of times, John.
Jim’s Voice: Did you miss me? Did you miss me?
Lady Smallwood: How is this possible?
Mycroft: How’s the exile going?
Sherlock: I’ve only been gone four minutes.
Mycroft: Well, I certainly hope you’ve learned your lesson.
Sherlock: Who needs me this time?
Jim: Miss me?
Mycroft: England.

Поочередно
2014 > 1884

Alternatively
2014 >
1884

1884 год, Ватсон мечется в постели, ему снится/вспоминается война

Ватсон (за кадром):
"Вторая Афганская война многим принесла почести и звания. Но на мою долю не досталось ничего, кроме неудач и разочарований".

Ватсон получает пулю на поле боя

Солдат:
Держитесь, капитан!

Солдат: Вперед!




Watson:
The second Afghan War brought honours and promotion to many but for me it meant nothing but misfortune and disaster.




Soldier:
You all right, Captain?

Лондон, Ватсон шагает по улице

Ватсон:
"Я вернулся в Англию. Здоровье мое было безнадежно подорвано и будущее представлялось туманным. Учитывая те обстоятельства, я устремился в Лондон, в эту человеческую клоаку, куда неизбежно стекаются бездельники со всей империи".
Стамфорд: Ватсон! Стамфорд. Помните? Мы вместе учились в Бартсе.
Ватсон: Да, помню. Как же. Стамфорд.
Стамфорд: Что-то вид у вас не очень. Где вы были? Исхудали как щепка.



Watson:
I returned to England with my health irretrievably ruined and my future bleak. Under such circumstances, I naturally gravitated to London, that great cesspool into which all the loungers and idlers of the Empire are drained.

Stamford:
Watson! Stamford. Remember? We were at Bart’s together.
Watson: Yes, of course. Stamford.
Stamford: Good Lord! Where have you been? You’re as thin as a rake!

"Критерион"

Ватсон:
Я все же вернулся. Не всем так повезло.
Стамфорд: И какие планы?
Ватсон: Ну, пока жилье подыскиваю. Что-нибудь недорогое и приличное. Это непросто.
Стамфорд: Забавно. Вы второй человек, от которого я сегодня это слышу.
Ватсон: М? А кто первый?



Watson:
I made it home. Many weren’t so lucky.
Stamford: So what now?
Watson: Hmm? I need a place to live. Somewhere decent, and an affordable price. It’s not easy.
Stamford: You know, you’re the second person to say that to me today.
Watson: Hmm? Who was the first?

Морг

Ватсон:
Боже правый!
Стамфорд: Это эксперимент, как я полагаю — колотить по трупу, чтобы проверить, могут ли синяки появиться уже после смерти.
Ватсон: И в этом есть польза для медиков?
Стамфорд: Не уверен.
Ватсон: Сомнительно. Так что? Где этот ваш знакомый?

Стамфорд: Прошу прощения!
Ватсон: Надеюсь, мы вам не очень помешали.
Холмс: Вы были в Афганистане, по всей вероятности.
Стамфорд: Доктор Ватсон, мистер Шерлок...
Холмс кидает трость Ватсону
Холмс:
Отличные рефлексы. Вы подойдете.
Ватсон: Что, простите?
Холмс: Я присмотрел жилье возле Риджентс-парка. Вдвоем мы осилим.
Ватсон: Разве кто-то говорил про жилье?
Холмс: Я упомянул Стамфорду утром, что ищу компаньона, и вот после ланча он приводит мужчину с военной выправкой, загаром и недавним увечьем, что наводит на мысль о войне в Афганистане и о досрочной демобилизации. Вывод напрашивается сам собой. Мы обсудим детали завтра вечером, а теперь простите, я спешу в Уондсворт на повешение. Не хочу, чтобы начали без меня.

Ватсон: Повешение?
Холмс: Чисто профессиональный интерес. К тому же я играю на скрипке и курю трубку. Вас это не смущает?
Ватсон: Нет, но...
Холмс: Мне нравится ваша привычка не заканчивать фразы. Мы отлично поладим. Итак, завтра вечером в семь часов. О и еще. Имя — Шерлок Холмс, адрес — дом 221Б, Бейкер-стрит.
Стамфорд: Да, он всегда был таким.



Watson:
Good Lord!
Stamford: It’s an experiment, apparently. Beating corpses to establish how long after death bruising is still possible.

Watson: Is there a medical point to that?
Stamford: Not sure.
Watson: Neither am I. So, where’s this friend of yours, then?

Stamford: Excuse me!
Watson: I do hope we’re not interrupting.
Holmes: You’ve been in Afghanistan, I perceive.
Stamford: Doctor Watson, Mr. Sherlock...

Holmes: Excellent reflexes. You’ll do.
Watson: I’m sorry?
Holmes: I have my eye on a suite of rooms near Regent’s Park. Between us we could afford them.
Watson: Rooms? Who said anything about rooms?
Holmes: I did. I mentioned to Stamford this morning I was in need of a fellow lodger. Now he appears after lunch in the company of a man of military aspect with a tan and recent injury, both suggestive of the campaign in Afghanistan and an enforced departure from it. The conclusion seemed inescapable. We’ll finalise the details tomorrow evening. Now if you’ll excuse me, I have a hanging in Wandsworth and I’d hate them to start without me.
Watson: A hanging?
Holmes: I take a professional interest. I also play the violin and smoke a pipe. I presume that’s not a problem?
Watson: Er, no, well...
Holmes: And you’re clearly acclimatised to never getting to the end of a sentence. We’ll get along splendidly. Tomorrow evening, seven o’clock, then. Oh, and the name is Sherlock Holmes and the address is two hundred and twenty-one B Baker Street.
Stamford: Yes. He’s always been like that.

Заставка

Лондон, 1895 год

Газетчик:
Покупайте газеты! Покупайте газеты! Газеты! Покупайте газеты!
Ватсон (из кэба): Дружище, как там "Голубой карбункул"?

Газетчик: В момент расхватывают, доктор Ватсон. Ждать в следующем месяце хорошего убийства?
Ватсон: Замолвлю словечко в преступных кругах.
Газетчик: Если не трудно, сэр.
Газетчик: Это он с вами? Я угадал?
Ватсон: Нет. Нет-нет, не он. Доброго дня.

Газетчик: Счастливого Рождества, мистер Холмс!



News Vendor:
Papers! Papers! Papers! Papers!

Watson (to the cabbie):
Here. (to the news vendor) How’s “The Blue Carbuncle” doing?
News Vendor: Very popular, Doctor Watson. Is there gonna be a proper murder next time?
Watson: I’ll have a word with the criminal classes.
News Vendor: If you wouldn’t mind.
News Vendor: Is that ’im? Is ’e in there?
Watson: No. No, no, not at all. Ah, good day to you.
Cabbie: Walk on.
News Vendor: Merry Christmas, Mr. Holmes!

Бейкер-стрит

Миссис Хадсон:
Мистер Холмс, жаль, вы не сообщили заранее, что вернетесь сегодня домой.
Холмс: Я сам этого не знал, миссис Хадсон. Возникли проблемы с расчлененными сквайрами. Они чертовски не предсказуемы.
Билли (Ватсону): Что у вас там?
Ватсон: Не важно.
Холмс (кэбмену): Благодарю.
Билли: Поймали убийцу, мистер Холмс?
Холмс: Поймал, но не хватает деталей для доказательств. Назовем это ничьей. (заходит в дом)
Миссис Хадсон: Вы напечатали еще один рассказ, доктор Ватсон?
Ватсон: Да. Вам понравилось?
Миссис Хадсон: Нет. (заходит в дом)
Ватсон: А... (заходит последним и закрывает за собой дверь)
Миссис Хадсон: Как и другие, кстати.
Ватсон: Почему?
Миссис Хадсон: Я там никогда ничего не говорю. Только и делаю, что провожаю людей наверх и подаю вам завтрак.
Ватсон: Ну, в рамках повествования это, грубо говоря, ваша функция.
Миссис Хадсон: Моя что?..
Холмс: Вы не исключение. Там, где про собаку, меня почти нет.
Ватсон: Про собаку?
Миссис Хадсон: Я ваша домохозяйка, а не какая-нибудь деталь сюжета.
Ватсон: Вы о собаке Баскервилей?
Миссис Хадсон: И комнаты там такие обшарпанные, невзрачные!
Ватсон: Это вина художника. Он неуправляем. Пришлось отрастить усы, чтобы люди меня узнавали.



Mrs. Hudson:
Mr. Holmes, I do wish you’d let me know when you’re planning to come home.
Holmes: I hardly knew myself, Mrs. Hudson. That’s the trouble with dismembered country squires – they’re notoriously difficult to schedule.
Billy (to Watson): What’s in there?
Watson: Never mind.
Holmes (to the cabbie): Thank you.
Billy: Did you catch a murderer, Mr. Holmes?
Holmes: Caught the murderer; still looking for the legs. Think we’ll call it a draw.
Mrs. Hudson: And I notice you’ve published another of your stories, Doctor Watson.
Watson: Yes. Did you enjoy it?
Mrs. Hudson: No.
Watson: Oh?

Mrs. Hudson: I never enjoy them.
Watson: Why not?
Mrs. Hudson: Well, I never say anything, do I? According to you, I just show people up the stairs and serve you breakfasts.
Watson: Well, within the narrative, that is – broadly speaking – your function.
Mrs. Hudson: My what?!
Holmes: Don’t feel singled out, Mrs. Hudson. I’m hardly in the dog one.
Watson: “The dog one”?!
Mrs. Hudson: I’m your landlady, not a plot device.

Watson:
Do you mean ‘The Hound of the Baskervilles’?!
Mrs. Hudson: And you make the room so drab and dingy.

Watson: Oh, blame it on the illustrator. He’s out of control. I’ve had to grow this moustache just so people’ll recognise me.

Холмс и Ватсон поднимаются в 221Б

Ватсон (за кадром):
"Мне выпала честь на протяжении многих лет записывать подвиги моего выдающегося друга мистера Шерлока Холмса. Не всегда было легко выбрать те из его многочисленных дел, которые я мог бы предложить своим читателям. Некоторые из них слишком деликатны, чтобы их раскрывать, в то время как другие еще свежи в памяти публики. Но ни одно из наших многочисленных совместных приключений не требовало от моего друга таких отчаянных умственных и физических усилий, как "Дело о безобразной невесте".



Watson:
Over the many years it has been my privilege to record the exploits of my remarkable friend, Mr. Sherlock Holmes, it has sometimes been difficult to choose which of his many cases to set before my readers. Some are still too sensitive to recount... whilst others are too recent in the minds of the public. But in all our many adventures together, no case pushed my friend to such mental and physical extremes as that of The Abominable Bride.

В 221Б

Ватсон:
Боже правый!
Холмс (кричит с лестницы): Миссис Хадсон, в моей комнате женщина. Как к этому следует отнестись?
Миссис Хадсон: Она клиентка. Я сказала, что вас нет, но она настаивала.
Ватсон (женщине в черном): Может быть, присядете?
Холмс (миссис Хадсон): Вы не спросили, что ей нужно?
Миссис Хадсон: Спросите ее сами.
Холмс: Почему вы этого не сделали?
Миссис Хадсон: Как я могу? Я ведь существо бессловесное.

Холмс (Ватсону): Бога ради, дайте ей текст. Она способна нас голодом уморить.
Холмс (женщине в черном): Добрый день, я Шерлок Холмс, а это мой друг и коллега доктор Ватсон. Вы можете говорить при нем свободно, он все равно не поймет.
Ватсон: Холмс.
Холмс: Но сначала позвольте мне поделиться мелкими наблюдениями. Вам не откажешь в чувстве юмора, которое сейчас помогает вам снизить градус вашего личного страдания. Вы недавно вышли за мужчину с виду достойного доверия, который вас бросил ради несносного компаньона с сомнительной моралью. Ваш приход сюда свидетельствует, что еще не все потеряно и примирение возможно.
Ватсон: Господи, Холмс!
Холмс: Все это я понял благодаря вашим духам.

Ватсон: При чем тут духи?
Холмс: Ну, для меня они информация, а вам несут угрозу.

Ватсон: С чего это?
Холмс: С того, что я их узнал, а вы — нет.
Ватсон: Мэри?
Мэри: Джон.
Ватсон: Бога ради, что тебе вздумалось притвориться клиенткой?
Мэри: Это была единственная возможность увидеть мужа. Да, мужа.
Холмс отходит к окну и начинает играть на скрипке
Ватсон:
Это было дело международного значения.
Мэри: Ты об убийстве сельского сквайра?
Ватсон: По-твоему, это пустяк?
Мэри: Я не против, что ты уехал, дорогой, но почему ты не взял меня с собой?
Ватсон: Что бы ты там делала?
Мэри: А ты что там делал? Ходил кругами, все записывал и восхищался?
Холмс (Ватсонам): Довольно!
Холмс: Сцена готова, занавес поднят. Мы можем начинать.
Мэри: Начинать что?
Холмс: Порой, чтобы раскрыть дело, необходимо начать с другого.
Ватсон: Так у тебя есть дело? Новое?
Холмс: О, нет. Очень старое. Я должен спуститься вглубь.
Ватсон: Вглубь чего?
Холмс: Самого себя.



Watson:
Good Lord!
Holmes: Mrs. Hudson, there is a woman in my sitting room! Is it intentional?
Mrs. Hudson: She’s a client! Said you were out; insisted on waiting.
Watson: Would you, er, care to sit down?
Holmes: Didn’t you ask her what she wanted?
Mrs. Hudson: You ask her!
Holmes: Well, why didn’t you ask her?
Mrs. Hudson: How could I, what with me not talking and everything?
Holmes: Oh, for God’s sake. Give her some lines. She’s perfectly capable of starving us.
Holmes: Good afternoon. I’m Sherlock Holmes. This is my friend and colleague, Doctor Watson. You may speak freely in front of him, as he rarely understands a word.
Watson: Holmes.
Holmes: However, before you do, allow me to make some trifling observations. You have an impish sense of humour which currently you’re deploying to ease a degree of personal anguish. You have recently married a man of a seemingly kindly disposition who has now abandoned you for an unsavoury companion of dubious morals. You have come to this agency as a last resort in the hope that reconciliation may still be possible.

Watson: Good Lord, Holmes!
Holmes: All of this is, of course, perfectly evident from your perfume.
Watson: Her perfume?
Holmes: Yes, her perfume, which brings insight to me and disaster to you.
Watson: How so?
Holmes: Because I recognised it and you did not.
Watson: Mary!
Mrs.
Watson: John.
Watson: Why, in God’s name, are you pretending to be a client?

Mrs.
Watson: Because I could think of no other way to see my husband, Husband.

Watson:
It was an affair of international intrigue.
Mrs. Watson: It was a murdered country squire.
Watson: Nevertheless, matters were pressing.
Mrs. Watson: I don’t mind you going, my darling. I mind you leaving me behind!
Watson: But what could you do?!
Mrs. Watson: Oh, what do you do except wander round, taking notes, looking surprised...
Holmes: Enough!
Holmes: The stage is set, and the curtain rises. We are ready to begin.
Mrs. Watson: Begin what?
Holmes: Sometimes, to solve a case, one must first solve another.
Watson: Oh, you have a case, then, a new one?
Holmes: An old one. Very old. I shall have to go deep.
Watson: Deep? Into what?
Holmes: Myself.

Холмс: Лестрейд, хватит мяться за дверью. Входите!
Лестрейд: Как вы меня вычислили?
Холмс: Особенности походки не перепутаешь. Легче, чем Джонс, тяжелее, чем Грегсон.
Лестрейд: Я... я сам поднялся. Миссис Хадсон почему-то молчит.
Холмс: Боюсь, она ударилась в литературную критику. Тревожная тенденция в поведении современной домохозяйки. Но что привело вас сюда в ваш выходной?
Лестрейд: Как вы узнали про выходной?
Холмс: Вы, как вошли, процентов 40 своих реплик адресовали моему графину. Ватсон, дайте инспектору то, чего он так жаждет.
Ватсон: Итак, Лестрейд, чем мы можем помочь?
Лестрейд: О, я пришел не по делу, просто... навестить.

Ватсон: Светский визит?
Лестрейд: Да. В канун праздника решил пожелать удачи и все такое. Счастливого Рождества!
Холмс: Счастливого Рождества.
Ватсон: Счастливого Рождества.
Мэри: Счастливого Рождества.
Холмс: С этим покончено. К делу, инспектор. Что за событие, о котором вы смущаетесь сказать, привело вас к моей двери?
Лестрейд: Кто говорил о событии?
Холмс: Вы. Всеми способами, кроме слов.
Ватсон: А-а-а-а. Холмс, вы явно ошиблись в диагнозе.
Холмс: Так поправьте меня, доктор.
Ватсон: Это было не желание выпить, а необходимость. И он не смущен, а напуган.
Холмс: Мой биограф учится. Они так быстро взрослеют. Ватсон, поддержите смелость Скотланд-Ярда. Инспектор, присаживайтесь.
Лестрейд: Я... я не то что напуган...
Холмс: Страх — это мудрость перед лицом опасности. Стыдиться тут нечего.
Лестрейд (Ватсону за выпивку): Благодарю.
Холмс: Я весь внимание.

Holmes: Lestrade! Do stop loitering by the door and come in.
Lestrade: How did you know it was me?
Holmes: The regulation tread is unmistakeable; lighter than Jones, heavier than Gregson.
Lestrade: I-I-I just came up. Mrs. Hudson didn’t seem to be talking.
Holmes: I fear she’s branched into literary criticism by means of satire. It is a distressing trend in the modern landlady. What brings you here in your off-duty hours?
Lestrade: How’d you know I’m off-duty?
Holmes: Well, since your arrival you’ve addressed over forty percent of your remarks to my decanter. Watson, give the inspector what he so clearly wants.
Watson: So, Lestrade, what can we do for you?
Lestrade: Oh, I’m not here on business. I just thought I’d... drop by.
Watson: A social call?
Lestrade: Yeah, of course, just to wish you the compliments of the season. Merry Christmas?
Holmes: Merry Christmas.
Watson: Merry Christmas.
Mrs. Watson: Merry Christmas.
Holmes: Thank God that’s over. Now, Inspector, what strange happening compels you to my door but embarrasses you to relate?

Lestrade: Who said anything happened?
Holmes: You did, by every means short of actual speech.
Watson: Ah-ah-ah-ah-ah, Holmes? You have misdiagnosed.
Holmes: Then correct me, Doctor.
Watson: He didn’t want a drink... he needed one. He’s not embarrassed; he’s afraid.
Holmes: My Boswell is learning. They do grow up so fast. Watson, restore the character of Scotland Yard. Inspector, do sit down.
Lestrade: I’m-I’m not afraid, exactly.
Holmes: Fear is wisdom in the face of danger. It is nothing to be ashamed of.
Lestrade: Thank you.
Holmes: From the beginning, then.

Невеста стреляет

Невеста:
Ты!
Мужчина: Нет! Пожалуйста! Нет!
Невеста: Ты?



Bride:
You!
Man: No! Please!
Bride
:
You?!

Холмс: Стоп, момент. Это было когда?
Лестрейд: Вчера утром.
Холмс: Как свидетели описывают невесту?
Лестрейд: Рот — как алая рана, а лицо — белое как смерть.
Холмс: Это поэзия или факт?
Лестрейд: Многие считают, что это одно и то же.
Холмс: Да. Идиоты. Поэзия или факт?
Лестрейд: Я сам видел, как она выглядит. После всего.
Холмс: После чего?

Holmes: A moment. When was this?
Lestrade: Yesterday morning.
Holmes: The bride’s face. How was it described?
Lestrade: White as death... mouth like a crimson wound.
Holmes: Poetry or truth?
Lestrade: Many would say they’re the same thing.
Holmes: Yes, idiots. Poetry or truth?
Lestrade: I saw her face myself. Afterwards.
Holmes: After what?

Невеста: Ты! А может, я?(стреляет себе в рот)

Bride: You! Or me?

Холмс: Лестрейд, дама вышибает себе мозги на публике, а вам нужна помощь, чтобы найти виновного. Вижу, Скотланд-Ярд совсем никуда не годен.
Лестрейд: Я не поэтому здесь.
Холмс: Я сообразил.
Ватсон: Как ее звали? Невесту.
Лестрейд: Эмилия Риколетти. Вчера была годовщина ее свадьбы. Разумеется, сразу вызвали полицию. А ее мертвое тело увезли в морг.
Холмс: Стандартная процедура. Зачем рассказывать очевидное?
Лестрейд: Из-за дальнейших событий.
Лестрейд: Лайм-хаус, несколько часов спустя.

Holmes: Really, Lestrade. A woman blows her own brains out in public and you need help identifying the guilty party. I fear Scotland Yard has reached a new low.
Lestrade: That’s not why I’m here.
Holmes: I surmise.
Watson: What was her name, the bride?
Lestrade: Emelia Ricoletti. Yesterday was her wedding anniversary. The police, of course, were called, and her body taken to the morgue.
Holmes: Standard procedure. Why are you telling us what may be presumed?
Lestrade: Because of what happened next.
Lestrade:
Limehouse, just a few hours later.

Риколетти выходит из Лайм-хауса.

Кто-то в клубе:
Заходите почаще...

Лестрейд: Томас Риколетти, муж Эмилии Риколетти.
Холмс:
Видимо, направлялся для опознания тела в морг.

Лестрейд: Да, направлялся, только не добрался.

Lestrade: Thomas Ricoletti, Emelia Ricoletti’s husband.
Holmes:
Presumably on his way to the morgue to identify her remains.
Lestrade: As it turned out, he was saved the trip.

Невеста в вуали выходит из кэба перед Риколетти

Невеста (поет и направляет на него ружье):

Ты не забудешь...
Нет, не забудешь...
.. меня никогда.

Риколетти: Кто вы?
Невеста (поет): Меня никогда...
Риколетти: Почему вы это делаете? Да скажите же, кто вы?!
Невеста: Ты не узнаешь нашу песню, дорогой? Я пела ее на нашей свадьбе. (поднимает вуаль)
Риколетти: Эмилия? Ты... ты мертва. Ты не можешь быть здесь.
Невеста: Я больше тебе не нравлюсь, Томас? Разве я не так красива, как в день нашей свадьбы?
Риколетти: Кто ты?
Полисмен: Что здесь происходит?
Невеста (полисмену): А на что это похоже, мой очаровательный друг? Это кровавая свадьба. (она дважды стреляет в Риколетти)



Bride:

Do not forget me...
Do not forget me...
Remember the maid...

Ricoletti: Who are you?
Bride: The maid of the mill.
Ricoletti: Why are you doing this? Just tell me who you are!

Bride: You recognise our song, my dear? I sang it at our wedding.
Ricoletti: Emelia?! You’re dead. You can’t be here. You died.

Bride: Am I not beautiful, Thomas? As beautiful as the day you married me?

PC Rance:
What the hell’s all this about?
Bride: What does it look like, my handsome friend? It’s a shotgun wedding.

Холмс: Пока смерть не разлучит нас. Дважды в данном случае.
Ватсон: Невероятно.
Мэри: Просто невозможно.
Холмс: Самоубийство как уличный театр, труп-убийца. Вы нас балуете. Ватсон, шляпа, пальто!
Ватсон: Куда мы?
Холмс: В морг. Нельзя терять ни минуты. Что не так часто применимо к моргу.
Мэри: А мне так и сидеть здесь?
Ватсон: Что ты, дорогая! Мы вернемся голодные. Холмс, только одно. В таком виде в морг?
Холмс: Не до мелочей, когда зло на пороге.

Holmes: ’Til death us do part. Twice, in this case.

Watson: Extraordinary.
Mrs. Watson: Impossible!
Holmes: Superb! Suicide as street theatre; murder by corpse. Lestrade, you’re spoiling us. Watson, your hat and coat.
Watson: Where are we going?
Holmes: To the morgue. There’s not a moment to lose... which one can so rarely say of a morgue.
Mrs. Watson: And am I just to sit here?
Watson: Not at all, my dear. We’ll be hungry later! Holmes, just one thing? Tweeds, in a morgue?
Holmes: Needs must when the devil drives, Watson.

Лестрейд (уходит): Мэм.
Мэри (Лестрейду): Я тоже имею право голоса.
Лестрейд: Право голоса?
Мэри: Голоса женщинам.
Лестрейд: Так я не понял, вы против или за?
Мэри: Вон отсюда.

Lestrade: Ma’am.
Mrs. Watson: I’m part of a campaign, you know.
Lestrade: Oh yeah? Campaign?
Mrs. Watson: Votes for Women.
Lestrade: And are you – are you for or against?
Mrs. Watson: Get out.

Миссис Хадсон: У-ху? Они опять куда-то испарились? Ох, ну что за жизнь ведут эти джентльмены!
Мэри: Да. Уж они джентльмены.
Миссис Хадсон: Не расстраивайтесь. О, совсем забыла. Вам тут письмо.
Мэри: О.

М
Безотлогательно

Мэри: Миссис Хадсон, скажите моему мужу, чтобы рано меня не ждал. Я уезжаю по делу.
Миссис Хадсон: Надеюсь, все в порядке?
Мэри: О, просто другу... нужна помощь.
Миссис Хадсон: Да что вы? Какому другу?
Мэри: Англии.

Миссис Хадсон: Боже... звучит как-то не совсем конкретно.

Mrs. Hudson: Ooh-ooh! Oh. Have they gone off again, have they? I dunno – what a life those gentlemen lead.
Mrs. Watson: Yes. Those gentlemen.
Mrs. Hudson: Oh, never you mind. Ooh, almost forgot. That came for you.
Mrs. Watson: Oh!

M
Immediately

Mrs. Watson: Mrs. Hudson, tell my husband I’ll be home late. I have some urgent business.
Mrs. Hudson: Is everything all right?
Mrs. Watson: Oh, you know, just a... friend in need.
Mrs. Hudson: Oh dear. What friend?
Mrs. Watson: England.

Mrs. Hudson: Well, that’s not very specific!

В кэбе

Холмс:
Кто дежурит в морге?
Лестрейд: Вы знаете кто.
Холмс: О, не везет мне.



Holmes:
Who’s on mortuary duty?
Lestrade: You know who.
Holmes: Always him.

Перевод Первого канала

Использован транскрипт Ariane DeVere
http://arianedevere.livejournal.com/81144.html


@темы: транскриптопереводы, спешел/special ep, Sherlock