19:56 

Фанфик: Деревянных дел мастер

petergirl
Название: Деревянных дел мастер
Автор: chappysmom
Переводчик: petergirl
Оригинал: That Would Work
Рейтинг: G
Жанр: Джен
Размер: Мини (3 572 слова)
Герои: Джон, Шерлок, миссис Хадсон
Аннотация: Когда-то у Джона было одно хобби, о котором он никогда не рассказывал Шерлоку. Но однажды из квартиры миссис Хадсон донесся грохот...
Комментарии переводчика: Запрос на разрешение отправлен, но автор, похоже, принципиально не отвечает. Выкладываю на свой страх и риск.


На Бейкер-стрит выдался на редкость спокойный день — Шерлок не бегал по потолку от скуки, и Джону для разнообразия посчастливилось насладиться покоем.
Сегодня у них было мирно. Тихо. Расслабленно.
И ничто не помешало услышать грохот, раздавшийся с первого этажа, из 221А.
Друзья мгновенно отреагировали и ринулись к лестнице еще до того, как внизу смолкло эхо. Когда отставший Джон перешагнул последнюю ступеньку, Шерлок уже барабанил по двери и громко звал миссис Хадсон.
Дверь 221А открылась, и на пороге показалась смущенная домовладелица.
— Простите, мальчики! У меня в спальне упала полка. К счастью, я была в этот момент на кухне, но она издала такой ужасный звук! Я безумно перепугалась! И она наделала такой беспорядок.
— Слава Богу, вы не пострадали, — с облегчением сказал Джон. — Мы вам можем чем-нибудь помочь?
— Ох, это было бы замечательно, дорогой. Боюсь, для меня эта полка уже слишком тяжела, я сама не справлюсь, — миссис Хадсон посторонилась, пропуская друзей в квартиру, и они все вошли в гостиную. — Стены старые, наверное, штукатурка не выдержала или что-то такое.
— Или вы слишком много на нее поставили, — чуть улыбаясь, сказал Шерлок, глядя на рассыпанные по всей спальне безделушки. Он наклонился и начал подбирать их с пола, сгружая собранное на кровать.
Джон поднял упавшую полку, покоящуюся среди подушек.
— Она достаточно крепкая. — Он поглядел на оставшиеся в стене дыры. — Хотя лучше не думать, что было бы, упади она посреди ночи.
Миссис Хадсон хихикнула.
— Она провисела там много лет. Я и не думала… о боже! Она сломалась!
Джон перевернул полку и увидел длинную трещину по всей длине.
— Я, наверное, смогу вам ее починить. Она не совсем разбита. Хотя сомневаюсь, что у нас есть нужные инструменты. — Он всмотрелся в заднюю стенку. — Где вы такую приобрели?
— О, она у меня уже много лет. Я ухватила ее на Камден-Локе у человека, который торговал... ну, не совсем антиквариатом, а просто старыми вещами, понимаете? На ней была резьба, которая мне понравилась, видите? В тот момент она была в плохом состоянии, но оказалось, достаточно ее немного отполировать, и с тех пор она отлично мне служит. А вы действительно сможете мне ее починить, Джон?
Тот слегка улыбнулся и кивнул.
— Думаю, починю, раз уж вы так к ней привязаны. И надо будет обязательно удостовериться, что она больше не упадет.
Джон прислонил полку к стене и помог Шерлоку с миссис Хадсон закончить уборку. От предложенного чая он отказался, заявив, что хочет успеть до закрытия в магазин, чтобы купить кое-какие принадлежности для ремонта. Он так быстро исчез за дверью, что не заметил взгляда Шерлока, который смотрел ему вслед с явным любопытством.

***


Шерлок еще ни разу не видел, чтобы Джон отказывался от чашки чая — и уж конечно, не когда ее предлагала миссис Хадсон, а тем более, когда у них не было срочного дела. Кажется, доктору странным образом не терпелось взяться за починку простой сломанной полки.
Детектив едва не поддался соблазну пойти следом, но потом решил, что в этом нет необходимости. Так что убедившись, что с миссис Хадсон все в порядке, он взял полку и предложенную ему чашку чая и вернулся назад в 221Б. Неужели в этой полке есть что-то особенное?
С виду так не казалось. Внешне это была абсолютно нормальная дубовая полка с ручной резьбой в виде слегка необычного узора из листьев и волнистых линий. Она была длинной — пять футов в ширину и семь дюймов в глубину, с крепкими резными опорами по краям. Падение немного деформировало сами доски и оставило продольную трещину на всю длину, но ничего непоправимого, если правильно взяться за дело.
А Джон, похоже, не сомневался в своем умении ее починить.
Шерлок уже собирался было пожать плечами и вернуться к своей скрипке, как заметил в углу полки какую-то метку. Не инициалы, но явно клеймо мастера. На нем было изображено нечто похожее на веточку с двумя желудями и дата — что-то около двадцати лет назад.
От нечего делать Шерлок открыл свой ноутбук и занялся поисками. Полка была сделана слишком хорошо, чтобы быть работой любителя, хотя ей и недоставало изящества. У мастера подобного уровня — особенно такого, который озаботился собственным клеймом — наверняка должны быть поклонники или даже собственный сайт.
Он пошерстил сайты с подобными хобби и форумы любителей антиквариата, но ничего не нашел, кроме одного стола на eBay, за который просили солидную цену. Он написал продавцу, спрашивая о происхождении его лота, но потом потерял интерес.
В конце концов, это просто полка.
Джон проторчал в магазине дольше, чем предполагал Шерлок. Судя по разнообразию сумок, ему пришлось побывать не в одном, чтобы найти искомое, но доктор отнюдь не выглядел раздраженным. Он даже мурлыкал себе под нос какой-то мотивчик, пока зажимал полку тисками и аккуратно смазывал клеем трещину. Потом Джон выложил на стол наждачную бумагу с разным зерном, морилку, и наконец брусок какого-то дерева. "Судя по текстуре, дубовый", — подумал Шерлок.
— Его я искал дольше всех, — сказал Джон. — Мне нужен был брус с точно таким же волокном, а отыскать пиломатериалы в центре Лондона — задача не из легких.
— Похоже, ты знаешь, что делаешь.
Рассеянный кивок.
— Ну, в общем, да. Мой отец был плотником, и я кое-чему у него научился. Я много лет не прикасался к дереву, но думаю, помню достаточно, чтобы отремонтировать эту полку. Миссис Хадсон столько для нас делала. Это самое меньшее, чем я могу ей отплатить.
— Ты отказался от чая, — напомнил Шерлок.
— Что? А, раньше? Ну да. Я хотел гарантированно успеть в магазин. Как я уже сказал, я знаю, что это может потребовать времени.
Шерлок заметил, как Джон свел плечи, словно желая уклониться от разговора. Интересно.
— Но ты никогда не отказывался от чая.
— Не будь идиотом. Конечно, отказывался.
— И у тебя не было никакой спешки. Можно было спокойно отложить ремонт до завтра, миссис Хадсон ничего не имела против.
Джон бросил на него сердитый взгляд.
— Какого ответа ты от меня ждешь? Дело меня привлекло, и я не хотел откладывать. Это вообще ерунда, совсем не проблема. Ты хочешь, чтобы я выпил чая? Хорошо, я выпью, если это тебя порадует.
"Очень эмоциональный ответ", — подумалось Шерлоку. У Джона явно что-то связано с работой по дереву. Интересно. Но об этом он промолчал.
— В этом нет необходимости. Делай, как сочтешь нужным, — только и сказал он и снова вернулся к своему ноутбуку.

***


Джон сидел в своем кресле и крутил в руках дубовый брусок.
По середине полки следовало сделать дополнительную опору, а это значит, нужно либо вырезать на ней такой же узор, что на первых двух, либо сделать другой, подходящий. Джон предполагал, что мог бы сделать такой же, но прошло уже столько времени с тех пор, как он занимался резьбой, и он боялся, что потерял сноровку.
Ребенком он постоянно что-то вырезал. Вырезал, когда готовился к экзаменам, вырезал в перерывах на регби. Мать часто жаловалась, что он мусорит в гостиной, когда он резал свои деревяшки перед телевизором, у зажженного камина. Редко когда можно было его застать без деревяшки и ножа в руках.
На четырнадцатилетие отец подарил ему хорошие инструменты и стал отдавать остатки дерева от своей работы. Так Джон научился чувствовать разные породы древесины. Он научился работать с мягким кленом, нашел способы подчеркивать или минимизировать сучки в сосне. Привык, что дерево само подсказывает, какую форму ему лучше придать.
Комнату Джона быстро стали заполнять резные вещи — от всяких безделушек вроде цветов и животных до полезностей типа мисок и ложек. Мать категорически отказалась взять что-то себе на кухню, и Джон стал складывать лишнее в мастерской отца, которая была в гараже.
Он удивился не меньше других, когда один из клиентов отца предложил ему деньги за его работу. Это была простая миска с рифленым краем, но тот сказал, что она идеально подойдет в подарок его жене, про чей день рождения он только что вспомнил, и он не примет ответа "нет".
Это была первая продажа Джона. Он был в восторге и тут же истратил заработанное на новые бруски дерева. Потом другой клиент отца заказал ручки в виде птиц к своим новым кухонным шкафам. А соседке понадобилось резное изваяние ее собаки. Желая уйти от мелких поделок, Джон стал заниматься мебелью. Он лелеял в душе надежду однажды посвятить себя чему-то большему — не работе по мелочам, а чему-то весомому и осязаемому. Он даже сделал соседке прялку, и та клялась, что это лучшая прялка, на которой ей когда-либо приходилось работать. (Знай Шерлок, что Джон умеет превращать шерсть в пряжу, он наверняка был бы шокирован).
В то время казалось очень вероятным, что он никуда не уйдет от своей работы по дереву. Джон мог остаться в своем городке, в семейном доме, и продолжать делать красивые деревянные вещи — и так бы и не узнал, что такое спасти чью-то жизнь. Или ее забрать. Он мог так и не оказаться в Лондоне и не повстречать Шерлока.
Но потом заболел его отец. И Джон не мог его спасти, несмотря на все свои таланты ручной работы.
И тогда он решил стать хирургом. Он выучился новому, более тонкому виду резьбы. Такому, который при каждом разрезе отвечал за хрупкое человеческое сердце. Это была кровавая, грязная и еще бог знает какая работа, но не красивая — не считая того, что не было ничего прекраснее, чем спасение чьей-то жизни отсечением смерти.
Сейчас, сидя у огня в 221B и медленно поворачивая в руках брусок дерева, Джон смотрел на полку миссис Хадсон и думал, какая же это ирония: полка, которую он делал еще семнадцатилетним юношей за сотни миль отсюда, оказывается, столько времени висела ниже этажом, а он и не подозревал.
Его глаза прошлись по волокну бруска и снова перенеслись к зажатой в тисках полке. Он редко набрасывал будущую резьбу заранее, предпочитая давать дереву самому вести куда надо, но здесь он уже видел примерный узор. Не в точности такой, как на имеющихся опорах, но включающий в себя из них элементы. Сложнее всего будет подогнать новое к старому — сделать так, чтобы они были одного цвета, и новое дерево не выделялось на фоне налета времени.
Кивнув самому себе, Джон поднялся в свою спальню и вытащил из шкафа сундучок. Внутри была всякая ерунда, оставшаяся у него на память с военной службы, старый фотоальбом и прочие памятки его насыщенной жизни. Он копался в них, пока пальцы наконец не коснулись замши. Джон аккуратно вытащил на свет тщательно свернутый кожаный сверток и раскрыл его у себя на коленях. Он почти двадцать лет не прикасался к этим резакам и стамескам, и когда его рука зависла над ними в воздухе, пальцы ощутимо дрожали. Это были вещи из другой жизни.
Джон осел на пятки и тихо хихикнул. Как же, черт возьми, ему скрыть это от Шерлока? Соседу достаточно будет одного взгляда на потертый набор инструментов, и он за тридцать секунд вычислит всю историю, включая, как именно выглядели птицы на тех кухонных ручках.
Не то, чтобы Джон этого стыдился. Нисколько. Просто это... вело к вопросам. Многим вопросам. А Шерлок в этом отношении напоминал дорвавшуюся до кости собаку — ни за что не отпустит, пока все не узнает.
Хотя с Шерлоком, вероятно, сей процесс, по крайней мере, будет недолгим.
Джон подумал, не повырезать ли ему здесь, у себя, но потом решил, что это глупо. Он только засыплет себе стружками всю кровать, а Шерлок в любом случае к нему поднимется, чтобы узнать, чем Джон тут занят. Его обычно не беспокоило, если кто-то смотрел, как он работает, а вырезание на деревянном бруске листиков причиняло намного меньше стресса, чем сшивание человеческих тканей. Если Шерлок будет слишком сильно таращиться... ну, тогда Джон и решит, что с этим делать.

***


Шерлок чуть не подпрыгнул, когда Джон резко встал и пошел к лестнице. Друг сидел в кресле почти час, гипнотизируя деревяшку, и внезапное движение с его стороны застало детектива врасплох.
Он слышал, как Джон копошится у себя в спальне, и удивлялся, что тот ищет. По тому, как друг нервно крутил в руках свой брусок, Шерлок решил, что тот побаивается браться за опору для полки. И, по мнению Шерлока, это было вполне понятно. Базовые навыки по заклеиванию трещин — это совершенно не то же самое, что повторить узор резьбы. Интересно, почему Джон вообще решил с ней возиться? Все, что требуется этой полке, это немного дополнительной поддержки — и совсем не обязательно, чтобы третья опора была в точности такой, как первые две. Любительская работа может испортить красоту мастера. Разве не лучше сделать маленькую простую подпорку вместо плохой копии резной?
Не то, чтобы он собирался говорить это Джону. Тот и без того нервничал, что было для него отнюдь не характерно. И если уж Джон так переживает по поводу этой полки, то почему он вообще предложил миссис Хадсон ее ремонтировать? Хотя это ведь Джон. Он органически не способен стоять в стороне, когда кому-то нужна помощь.
Шерлок решил, что пока Джон работает, он воздержится от комментариев, которые тот может счесть уничижительными или оскорбительными. Друг иногда очень чувствительно относился к критике.
Однако он все же не ожидал, что его решимость так скоро подвергнется проверке на прочность. Всего через несколько минут Джон вернулся в гостиную с инструментами для резьбы, причем отличного качества. У Шерлока так и зачесались пальцы к ним прикоснуться. Инструментами явно много и часто пользовались. Они принадлежат Джону? Маловероятно. Но ведь его отец был плотником? Тогда, возможно, они принадлежали ему.
Он смотрел из-под ресниц, как Джон разворачивает на столе потертый кожаный футляр и проводит пальцами по инструментам, словно пианист по клавишам. Потом наступила пауза, и за ней вздох — Джон взял дубовый брусок, которым совсем недавно играл, и стал выбирать для него инструмент.
Он аккуратно срезал одну стружку, потом остановился, выругался и вышел из комнаты. "Нервничает сильнее, чем сам мог предположить", — подумал Шерлок и потом себе улыбнулся, когда доктор вернулся в гостиную с простыней в руках. Джон любил во всем быть опрятным. На глазах Шерлока он расстелил простыню на полу около своего кресла и снова взялся за стамеску.
Первые его движения были осторожными, но потом Джон, похоже, обрел уверенность. Каждый новый срез он делал умело и ловко, лишь изредка бросая взгляд на исходный узор резьбы. Спустя несколько минут Шерлок уже легко прослеживал форму опоры, проглядывающую в бруске дерева.
Детектив с любопытством перевел взгляд на лицо Джона, отмечая его сосредоточенность, но кроме того, еще и... умиротворенность. Друг казался совершенно расслабленным, как человек полностью в зоне комфорта, уверенный в том, что делает. Детское хобби, вероятно? Или это навыки хирурга придавали ему такую умелость? Хотя нет, нелепое предположение — хирургия требует совсем других навыков, нежели резьба по дереву.
Шерлок больше не скрывал своего интереса, откровенно разглядывая, как руки Джона уверенно поворачивают деревяшку, умело обращаются с резаком. Точные движения и ясное, спокойное выражение лица. Шерлока зачаровала его работа.
Сосредоточение Джона прервалось примерно через час, когда тот отложил работу и сжал-разжал затекшие пальцы.
— У тебя отличная сноровка, — не выдержал Шерлок.
Джон размял шею и плечи и улыбнулся.
— Не знаю, как насчет квалификации, но спасибо. Сноровка у меня была.
— Ты давно этим не занимался, — Джон в ответ поднял бровь, а Шерлок слегка поморщился своим же словам. На него было не похоже так провозглашать очевидное. — С медицинской школы? — рискнул предположить он.
— Еще до того, — сказал Джон. Он поднялся с места и пошел на кухню. Шерлок услышал звук льющейся воды и щелчок чайника. Тогда, без единой сознательной мысли, он поднялся и подошел к столу.
Да, этими инструментами много пользовались, но кроме того, за ними явно хорошо ухаживали. И, если судить по жесткости кожаного футляра, к ним не прикасались уже много лет.
— Осторожней, — послышался сзади голос Джона. — Они острые. Ты же не хочешь порезаться и потерять возможность играть на скрипке в четыре утра.
— Я не идиот, — Шерлок нагнулся над футляром и отвернул край, чтобы посмотреть монограмму. "ДХВ". — Они твои.
— Отличное наблюдение, — детектив поднял глаза и увидел, что Джон стоит в дверях кухни, прислонившись к косяку и сложив на груди руки. Хотя лицо его было спокойно — похоже, друг не сердился.
— Этот набор очень дорогой, ты часто им пользовался и хорошо ухаживал. Но при этом не прикасался к нему со времен своего детства. Почему?
Вздох.
— Я ведь уже говорил, что мой отец был плотником? — Шерлок кивнул, и Джон продолжил: — Я часто помогал ему в мастерской и иногда занимался резьбой. Это было просто хобби.
Позади щелкнул закипевший чайник, и Джон вернулся на кухню, пользуясь возможностью налить себе чая, пока Шерлок обдумывает сказанное.
Детектив взял со стола опору. Он уже мог проследить ее будущую форму и отметил, какой ровный, квадратный у нее угол — учитывая, что Джон ничего не измерял и работал на глаз. Он даже видел, какой будет узор, явно не идентичный уже имеющимся опорам... Хм. Шерлок снова посмотрел на кожаный футляр, на этот раз уже свернутый, и заметил на замше выжженный рисунок — два желудя.
— Джон?
— Да? — Голос друга звучал как-то... обреченно?
— Ты знаешь, кто мастерил полку миссис Хадсон?
Пауза.
— Да, Шерлок.
Детектив подошел к дверям и увидел, что Джон стоит, опершись на кухонную тумбу. Тот даже не повернул головы, просто ждал.
— Почему ты перестал этим заниматься? — легким тоном спросил Шерлок.
— Мой отец умер.
— И ты потерял интерес к резьбе.
— Потерял душу, — поправил Джон. — И решил употребить свои навыки на что-то получше.
Ах да. Конечно.
— Поэтому ты и пошел в медицину. Из-за того, что не смог спасти отца.
Джон кивнул.
— И работа ножом в медшколе требовала большей тонкости, чем работа с деревом, вот я и отставил его в сторону. И много лет даже не вспоминал.
Вот это было совершенно по-джоновски — бросить хобби, которое приносило ему удовольствие, и посвятить жизнь тому, чтобы помогать другим, потому что он не смог помочь своему отцу.
— Ты не знал, что у миссис Хадсон есть эта полка.
Джон рассмеялся.
— Я бы не мог удивиться больше, даже если бы она свалилась мне на голову.
— Болезненный способ столкнуться со своим прошлым, — согласился Шерлок.
— Оно для меня не болезненно. Это же не какая-то темная тайна. Просто то, чем я долгое время занимался, а потом перерос. Мне просто пока не переварить это совпадение, что миссис Хадсон владеет одной из моих работ. Я имею в виду, сколько было шансов? — Джон недоверчиво покачал головой.
— Вероятно, нам стоит сказать ей, чтобы она получше заботилась об этой полке.
— Что? Почему?
— Я провел кое-какие поиски в интернете, пока ты ходил по магазинам, — Джон закатил глаза, но Шерлок это проигнорировал. — Оказывается, что у тебя есть поклонники.
Шерлок вернулся назад в гостиную, открыл свой ноутбук и вернул на экран последние страницы.
— Хм, а цена повысилась, — сказал он, показывая Джону страницу аукциона eBay.
— Это... этого не может быть, — на лице Джона отразилось ошеломление. — Кто заплатит такие деньги за стол, сделанный семнадцатилетним мальчишкой?
— Но ведь никто не знает, что тебе было семнадцать, а стол сделан очень качественно. Это очевидно, — Шерлок открыл свой электронный ящик и обнаружил там ответ от продавца с eBay. — Его владелец утверждает, что стол очень ценный, поскольку на нем стоит клеймо с двумя желудями. Говорит, об этом мастере ходят большие толки, а его работы... великолепны. Он привел мне в доказательство ссылку.
Шерлок щелкнул по ней и оказался на странице с клеймом Джона на самом верху. Через пару секунд он уже просматривал фотографии его работ.
— Смотри-ка! Это же полка миссис Хадсон, — удивился Джон, показывая на фото.
Шерлок, тем временем, уже вскочил на ноги и громко звал домовладелицу. Не прошло и пары минут, как та уже стояла в гостиной. Лицо пожилой дамы явственно выражало любопытство.
— В чем дело, дорогой? — спросила она, с интересом разглядывая тиски и прочие инструменты Джона.
Шерлок жестом показал на компьютер.
— Вы знаете, что ваша полка выставлена на этом сайте?
— Ах да, конечно. Я очень горжусь ею. Это очень редкие вещи. Новых не делали уже несколько десятилетий, так что мне очень повезло с этой полкой. Продавец не представлял, какую редкость мне продает.
— Но почему? — потрясенно спросил Джон. — Ведь это же не антиквариат или еще что-то подобное.
— Я знаю, дорогой. Я не рассказывала, что в молодости я торговала антиквариатом? У меня всегда был наметан глаз на достойные вещи, и я всегда обожала тайны. Вещи с двумя желудями — идеальная комбинация и того, и другого. Работы этого мастера прекрасны, но никто не знает, кто он такой. Он очень недолго этим занимался, а потом... просто исчез. Как это печально!
Она наклонилась и посмотрела Шерлоку через плечо, разглядывая фотографии.
— Я и не знала, что он делал и прялки! Бабушка научила меня прясть, когда я была девочкой, но я много лет об этом не вспоминала. А сейчас это вошло в моду, можете себе представить? Интересно, сколько стоят его самопрялки. И легкий ли у них ход.
— Мне говорили, "гладкий как масло", — пробормотал Джон. — Она была в восторге. Я бы сделал еще, но они были такие трудоемкие, а я больше не знал никого, кто бы прял, — он встретился с потрясенным взглядом домовладелицы. — Это был я, миссис Хадсон.
Пожилая дама уставилась на него, и Джон с улыбкой показал на лежащие инструменты. Он перевернул кожаный футляр и показал клеймо.
— Его мне сделала мама, чтобы я мог носить с собой инструменты. Мне было тогда четырнадцать. И мне так понравился этот знак, что я стал помечать им все свои работы, — сунул руку в пришитый сверху кармашек и вытащил оттуда маленькое клеймо.
— Но, Джон, почему вы перестали их делать?
— Я закончил школу и пошел дальше учиться. У меня просто не стало времени, — с улыбкой ответил тот. — Да я и сделал не так уж много вещей. Не могу поверить, что они так популярны.
Шерлок продолжал что-то набирать на компьютере.
— Думаю, "популярны" будет преуменьшением. Судя по всему, ты бы мог сколотить кругленькую сумму, если бы снова этим занялся.
Джон засмеялся.
— Точно, именно так я и сделаю. У меня столько свободного времени, аж девать некуда! Да и как можно здесь собирать мебель? Ты же сразу растворишь ее кислотой во время какого-нибудь эксперимента.
— Не здесь, Джон. Это было бы глупо, — ответил Шерлок. — Я подумал о 221C.
Глаза миссис Хадсон широко распахнулись.
— Какая великолепная идея! Продажа работ могла бы даже покрыть арендную плату! А я могла бы приводить покупателей, за небольшую комиссию. Только подумайте, как это было бы замечательно!
— Нет, но… — Джон вскинул руки, словно пытаясь отгородиться, но Шерлок уже знал, что они с миссис Хадсон выиграли. Он видел лицо Джона, когда тот занимался резьбой — и когда признавался, что полка — его работа. Ему больше не было нужды что-то скрывать.
Кроме того, это ведь было предложение миссис Хадсон, а Шерлок знал, что Джон не может отказать людям, которые в нем нуждаются.
Надо только подождать удобного момента и спросить Джона насчет прялки.

@темы: Sherlock, мои переводы, фики

URL
Комментарии
2016-01-27 в 14:31 

Gaillard(Gail)
Мы, галлы, и не такое можем, если хотим
petergirl, очень добрая история! Спасибо за перевод!:hlop: Джон, просто, - скрытых талантов мастер! Шерлоку с ним никогда не будет скучно. ;-)

2016-01-27 в 18:12 

petergirl
Пожалуйста:).

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

I'm Sherlocked

главная