petergirl
"Большая игра" - 3 часть

БОЛЬШАЯ ИГРА

THE GREAT GAME

В морге.

Лестрейд:
Конни Принц, 54 года. Она вела имидж-шоу по телевизору. Ты смотрел?
Шерлок: Нет.
Лестрейд: Очень популярна, поездила немало.
Шерлок: Больше не будет. Два дня назад, по словам ее слуги Рауля де Сантоса, поранила руку ржавым гвоздем в саду. Скверный случай. Бактерии столбняка попали в кровоток, и "Прощай, Вена!"
Джон: Надо думать.
Шерлок: Что во всем этом не сходится?
Лестрейд: А?
Шерлок: Не может быть все так просто, потому что подрывник не навел бы нас на это дело. Что-то тут не так.
Шерлок: Джон? При глубоком порезе на руке должно быть много крови?
Джон: Да.
Шерлок: А у нее рана чистая, очень чистая. И свежая. Какой инкубационный период у столбнячных бактерий?
Джон: 8-10 дней. Рана позже появилась.
Лестрейд: После смерти?
Шерлок: Наверняка. Другой вопрос, как вирус оказался в организме мертвой женщины? (Джону) Ты ведь хотел помочь?
Джон: Ну, и хочу.
Шерлок: Все ее прошлое, история семьи, нужна информация.
Джон: Я понял.

Лестрейд: Мы не подумали еще кое о чем.
Шерлок: Разве?
Лестрейд: Да. По какой причине он это делает? Если знает, что смерть подозрительна, зачем дает подсказку?
Шерлок: Добрый самаритянин.
Лестрейд: Который снабжает живые бомбы?
Шерлок: Скверный самаритянин.
Лестрейд: Я ведь серьезно, Шерлок. Слушайте, я даю вам свободу действий, но там где-то оплетенный взрывчаткой человек ждет, когда вы справитесь с ребусом, так что ответьте, с чем мы имеем делом.
Шерлок: С чем-то новым.



Lestrade:
Connie Prince, fifty-four. She had one of those make-over shows on the telly. Did you see it?
Sherlock: No.
Lestrade: Very popular. She was going places.
Sherlock: Not any more. So: dead two days. According to one of her staff, Raoul de Santos, she cut her hand on a rusty nail in the garden. Nasty wound. Tetanus bacteria enters the bloodstream – good night Vienna.
John: I suppose.
Sherlock: Something’s wrong with this picture.
Lestrade: Eh?
Sherlock: Can’t be as simple as it seems, otherwise the bomber wouldn’t be directing us towards it. Something’s wrong.
Sherlock: John? The cut on her hand: it’s deep; would have bled a lot, right?
John: Yeah.
Sherlock: But the wound’s clean – very clean, and fresh. How long would the bacteria have been incubating inside her?
John: Eight, ten days. The cut was made later.
Lestrade: After she was dead?
Sherlock: Must have been. The only question is, how did the tetanus enter the dead woman’s system? You want to help, right?

John: Of course.
Sherlock: Connie Prince’s background – family history, everything. Give me data.
John: Right.


Lestrade: There’s something else that we haven’t thought of.
Sherlock: Is there?
Lestrade: Yes. Why is he doing this, the bomber? If this woman’s death was suspicious, why point it out?
Sherlock: Good Samaritan.
Lestrade:... who press-gangs suicide bombers?
Sherlock: Bad Samaritan.
Lestrade: I’m – I’m serious, Sherlock. Listen: I’m cutting you slack here; I’m trusting you – but out there somewhere, some poor bastard’s covered in Semtex and is just waiting for you to solve the puzzle. So just tell me: what are we dealing with?
Sherlock: Something new.

В 221Б

Шерлок:
Связь, связь, связь... Должна быть связь. Карл Пауэрс убит 20 лет назад. Подрывник его знал, сам признает. Телефон подрывника упакован в чешскую бумагу. Первый заложник из Корнуолла, второй — из Лондона, третий — из Йоркшира, судя по акценту. Какова его цель? Прославиться, порисоваться?

Старая женщина: Какое блаженство, правда, соединять точки?.. Меньше трех часов... Бум. Бум...



Sherlock: Connection, connection, connection. There must be a connection. Carl Powers, killed twenty years ago. The bomber knew him; admitted that he knew him. The bomber’s iPhone was in stationery from the Czech Republic. First hostage from Cornwall; the second from London; the third from Yorkshire, judging by her accent. What’s he doing – working his way round the world? Showing off?
Old woman: You’re enjoying this, aren’t you? Joining the... dots. Three hours: boom... boom.

В доме Кенни Принца

Кенни Принц:
Мы опустошены. Такая трагедия.
Рауль: Предложить вам что-то?
Джон: Спасибо, не надо.
Кенни Принц: Рауль — моя опора. Я без него ни за что бы не справился. Мы не очень часто пересекались... но моя сестра была дорога мне.
Джон: Как и своей публике, мистер Принц.
Кенни Принц: Ее боготворили. Я видел, как девушки с кормой, точно у броненосца, становились принцессами. Одно отрадно, что она сейчас вне этой юдоли слез.
Джон: Я вас понимаю.



Kenny: We’re devastated. Of course we are.
Raoul: Can I get you anything, sir?
John: Er, no. No, thanks.
Kenny: Raoul is my rock. I don’t think I could have managed. We didn’t always see eye to eye, but my sister was very dear to me.
John: And – and to the public, Mr. Prince.
Kenny: Oh, she was adored. I’ve seen her take girls who looked like the back end of Routemasters and turn them into princesses. Still, it’s a relief in a way to know that she’s beyond this veil of tears.
John: Absolutely.

В 221Б

Шерлок:
Прекрасно. Да, спасибо вам.
Миссис Хадсон: Я очень переживаю. Так жалко ее. Она учила, как цвета сочетать.
Лестрейд: Цвета?
Миссис Хадсон: Что кому подходит. Вот мне, например, не идет вишневый. Он старит меня.
Лестрейд: Кто звонил?
Шерлок: Сверху.
Лестрейд: Да вы что?!
Шерлок: Министр, не все правительство. Он мне обязан.
Миссис Хадсон: Приятная женщина, но слишком уж много подтяжек. Сейчас это все делают, потом никак улыбнуться не могут. Глупо, правда? (Шерлоку) Ты ведь видел ее шоу.
Шерлок: Сегодня впервые.
Конни Принц по ТВ: Ты какой-то бледный, дорогуша.
Кенни Принц по ТВ: Дождь не перестает уже месяц.
Миссис Хадсон: Это ее брат. Судя по прессе, особой любви там не было.
Шерлок: Догадываюсь. Я провел продуктивную беседу в чате с теми, кто смотрел Конни. Поклонники — незаменимый источник сплетен.
Конни Принц по ТВ: Снимем его. Что вы скажете, девочки? Долой! Долой! Долой! Долой! Долой!



Sherlock:
Great.... Thank you. Thanks again.
Mrs. Hudson: It was a real shame. I liked her. She taught you how to do your colours.
Lestrade: Colours?
Mrs. Hudson: You know... what goes best with what. I should never wear cerise, apparently. Drains me.
Lestrade: Who was that?
Sherlock: Home Office.
Lestrade: Home Office?
Sherlock: Well, Home Secretary, actually. Owes me a favour.
Mrs. Hudson: She was a pretty girl but she messed about with herself too much. They all do these days. People can hardly move their faces. It’s silly, isn’t it?! Did you ever see her show?
Sherlock: Not until now.
Connie: You look pasty, love!
Kenny: Ah. Rained every day but one!
Mrs. Hudson: That’s the brother. No love lost there, if you can believe the papers.
Sherlock: So I gather. I’ve just been having a very fruitful chat with people who loved this show. Fan sites – indispensible for gossip.
Connie: There’s really only one thing we can do with that ensemble, don’t you think, girls? Off! Off! Off! Off!

В доме Кенни Принца

Джон:
Да, это случается чаще, чем многие думают. Столбняк в почве опасен. Можно уколоться шипом розы, инвентарем — чем угодно, если во... время...
Кенни Принц: Не знаю, что мне теперь делать.
Джон: То есть?
Кенни Принц: Она оставила дом мне. Очень любезно. Но без нее здесь совсем не то.
Джон: Это и есть причина. Вот почему моя газета хочет получить историю из первых уст. Мы точно не очень торопимся?
Кенни Принц: Нет.
Джон: Прекрасно.
Кенни Принц: Можете приступать.



John:
It’s more common than people think. The tetanus is in the soil, people cut themselves on rose bushes, garden forks, that sort of thing. If left un…treated...
Kenny: I don’t know what I’m going to do now.
John: Right.
Kenny: I mean, she’s left me this place, which is lovely... but it’s not the same without her.
John: Th-that’s why my paper wanted to get the, um, the full story straight from the horse’s mouth. You sure it’s not too soon?


Kenny: No.
John: Right.
Kenny: You fire away.

В 221Б

Шерлок (по телефону):
Джон.
Джон (по телефону): Привет. Приезжай сюда. Скорее! Кажется, нашел. Но сначала кое-что прихвати. Ручка есть?
Шерлок (по телефону): Я запомню.



Sherlock:
John.
John: Hi. Look, get over here quickly. I think I’m onto something. You’ll need to pick up some stuff first. You got a pen?
Sherlock: I’ll remember.

В доме Кенни Принца

Джон:
Должно быть, он.
Кенни Принц: Что?
Шерлок: А, мистер Принц, не так ли?
Кенни Принц: Да.
Шерлок: Приятно познакомиться.
Кенни Принц: Да, спасибо.
Шерлок: Сочувствую вашему горю.
Кенни Принц: Да, очень тронут.
Джон: На минутку.
Джон: Ты прав, бактерии проникли другим путем.
Шерлок: Неужели?
Джон: Да.
Кенни Принц: Мы готовы?
Джон: Да. (Шерлоку) Поснимай.
Кенни Принц: Не очень крупно, я опух от слез.
Шерлок: О, кто это?
Кенни Принц: Сехмет! Названа в честь египетской богини.
Шерлок: Как мило. Кошка Конни?
Кенни Принц: Да. Скромный дар вашего покорного слуги.
Джон: Шерлок, а со вспышкой?
Шерлок: Точно. Замечательно.
Кенни Принц: Вы что делаете?
Шерлок: Виноват.
Кенни Принц: Ни дать, ни взять Лорел и Харди. Что происходит?
Джон: Кажется, все, что нужно, у нас есть. Извините.
Кенни Принц: Что?
Джон: Шерлок!
Шерлок: Что-что?
Джон: У нас сроки!
Кенни Принц: Но вы толком ничего не сняли!



John:
That’ll be him.
Kenny: What?
Sherlock: Ah, Mr. Prince, isn’t it?
Kenny: Yes.
Sherlock: Very good to meet you.
Kenny: Yes; thank you.
Sherlock: So sorry to hear about...
Kenny: Yes, yes, very kind.
John: Shall we, er...
John: You were right. The bacteria got into her another way.
Sherlock: Oh yes?
John: Yes.
Kenny: Right. We all set?
John: Um, yes. Can you...?
Kenny: Not too close. I’m raw from crying.
Sherlock: Oh, who’s this?
Kenny: Sekhmet. Named after the Egyptian goddess.
Sherlock: How nice. Was she Connie’s?
Kenny: Yes. Little present from yours truly.
John: Sherlock? Uh, light reading?
Sherlock: Oh, um... Two point eight.
Kenny: Bloody hell. What do you think you’re playing at?!
Sherlock: Sorry.
Kenny: You’re like Laurel and bloody Hardy, you two. What’s going on?
John: Actually, I think we’ve got what we came for. Excuse us.
Kenny: What?
John: Sherlock.
Sherlock: What?
John: We’ve got deadlines.
Kenny: But you’ve not taken anything!

На улице

Джон:
Есть, ура!
Шерлок: Ты думаешь, это кошка, но это не так.
Джон: Что? Да она. Наверняка. Столбняк в кровь занесла кошка. Ее когти воняют дезинфектором.
Шерлок: Славная идея.
Джон: Он нанес инфекцию на когти ее кошки. Добрая хозяйка — кошка вилась вокруг нее, царапина почти неизбежна. Она могла ее поранить.
Шерлок: Я подумал так, увидев царапины на ее руке, но это слишком умно для ее братца.
Джон: Он убил сестру, чтобы разбогатеть.
Шерлок: Он?
Джон: Не он?
Шерлок: Не он. Убийца хочет мстить.
Джон: Но кому нужна месть?
Шерлок: Раулю, их слуге. Кенни Принц был мишенью ее насмешек, она буквально развернула компанию травли. В конце концов, его терпение лопнуло. Посмотри у нее на сайте. Она пригрозила, что лишит его денег, а Рауль уже привык вести широкую жизнь.
Джон: Постой-постой-постой. Секунду. Вспомни о дезинфекторе на когтях у этой голой кошки.
Шерлок: Рауль наводит чистоту в доме. Ты входил на кухню, видел, какой там пол. Все сверкает, натерто и продезинфицировано. Нет, кошку можно вычеркнуть. А вот интернет-покупки Рауля... Тут такси можно найти?



John:
Yes! Ooh, yes!
Sherlock: You think it was the cat. It wasn’t the cat.
John: What? No, yes. Yeah, it is. It must be. It’s how they got the tetanus into her system. Its paws stink of disinfectant.
Sherlock: Lovely idea.
John: No, he coated it onto the paws of her cat. It’s a new pet – bound to be a bit jumpy around her. A scratch is almost inevitable. She wouldn’t have...
Sherlock: I thought of it the minute I saw the scratches on her arm, but it’s too random and too clever for the brother.
John: He murdered his sister for her money.
Sherlock: Did he?
John: Didn’t he?
Sherlock: No. It was revenge.
John: Revenge? Who wanted revenge?
Sherlock: Raoul, the houseboy. Kenny Prince was the butt of his sister’s jokes, week in, week out, a virtual bullying campaign. Finally he had enough; fell out with her badly. It’s all on the website. She threatened to disinherit Kenny. Raoul had grown accustomed to a certain lifestyle, so...
John: No, wait, wait. Wait a second. What about the disinfectant, then, on the cat’s claws?
Sherlock: Raoul keeps a very clean house. You came through the kitchen door, saw the state of that floor, scrubbed to within an inch of its life. You smell of disinfectant now. No, the cat doesn’t come into it. Raoul’s internet records do, though. Hope we can get a cab from here.

В полиции

Шерлок:
Рауль де Сантос — ваш убийца, их слуга в доме. Повторное вскрытие показало, что не ржавый гвоздь убил Конни Принц. Дама была отравлена ботулином, как и в первом случае с Карлом Пауэрсом. Так-так, наш подрывник повторяется.
Лестрейд: Как он это сделал?
Шерлок: Инъекции ботокса.
Лестрейд: Ботокса?!
Шерлок: Ботокс — разбавленная форма ботулина. Кроме прочего, Рауль Сантос должен был делать Конни регулярные инъекции. Мой человек в министерстве выяснил, что Рауль через Интернет оптом закупал ботокс многие месяцы. Выждал время и ввел смертельную дозу.

Лестрейд: Уверены?
Шерлок: Уверен.
Лестрейд: Пошли в мой кабинет.

Джон: И давно, Шерлок?
Шерлок: Что?
Джон: Ты об этом знал?
Шерлок: В общем-то, это было несложно. Я говорю, он повторяется, это его ошибка.
Джон: Но ведь заложница — испуганная старая женщина — все еще там.
Шерлок: Я понял, что спасу ее, и помнил, что подрывник нам дал 12 часов. Я быстро решил его загадку и выкроил время на другое дело. Ты же видишь, мы обходим его.



Sherlock:
Raoul de Santos is your killer. Kenny Prince’s houseboy. Second autopsy shows it wasn’t tetanus that poisoned Connie Prince – it was botulinum toxin. We’ve been here before. Carl Powers? Tut-tut. Our bomber’s repeated himself.

Lestrade:
So how’d he do it?
Sherlock: Botox injection.
Lestrade: Botox?
Sherlock: Botox is a diluted form of botulinum. Among other things, Raoul de Santos was employed to give Connie her regular facial injections. My contact at the Home Office gave me the complete records of Raoul’s internet purchases. He’s been bulk ordering Botox for months. Bided his time, then upped the strength to a fatal dose.
Lestrade: You sure about this?
Sherlock: I’m sure.
Lestrade: All right – my office.

John: Hey, Sherlock. How long?
Sherlock: What?
John: How long have you known?
Sherlock: Well, this one was quite simple, actually, and like I said, the bomber repeated himself. That was a mistake.
John: No, but Sherl… The hostage… the old woman. She’s been there all this time.
Sherlock: I knew I could save her. I also knew that the bomber had given us twelve hours. I solved the case quickly; that gave me time to get on with other things. Don’t you see? We’re one up on him!

В кабинете Лестрейда

Шерлок (печатает в ноутбуке):
"Рауль де Сантос, слуга, ботокс".
Шерлок: Алло.
Старая женщина: Где вы?
Шерлок: Скажите, куда нам идти? Ваш адрес.
Старая женщина: Он был такой... его голос...
Шерлок: Нет-нет, не нужно. Не говорите мне про него. Ни слова.
Старая женщина: Такой высокий, словно...
Выстрел.
Шерлок:
Алло?
Лестрейд: Шерлок.
Джон: Что случилось?



"Raoul de Santos, the house-boy, botox".

Sherlock: Hello?
Old woman: Help me.
Sherlock: Tell us where you are. Address.
Old woman: He was so... His voice...
Sherlock: No, no, no, no. Tell me nothing about him. Nothing.

Old woman: He sounded so... soft.

Sherlock:
Hello?
Lestrade: Sherlock?
John: What’s happened?

Диктор по ТВ: В результате взрыва, разрушившего несколько этажей, погибло 12 человек.
Джон: Многоквартирный дом.
Диктор по ТВ: Причина - утечка в неисправном газопроводе.
Джон: Гад. Разошелся, определенно.
Шерлок: Мы проиграли этот раунд. Формально я его ребус решил, но... Старуху он убил, потому что та начала описывать его. Только раз он встал на линию огня.
Джон: В смысле?
Шерлок: Он обычно смотрит на все как бы сверху. Все организует, но ни с кем не вступает в прямой контакт.
Джон: Постой. Конни Принц убили, как он сказал? К нему идут за планом преступления, будто за путевкой в турбюро?

Шерлок: Роман.
Журналист по ТВ (Раулю): Вы были ее любовником?
Шерлок: На этот раз он не спешит.
Джон: А что с делом Карла Пауэрса?
Шерлок: Ничего. Проверил всех живых его школьных друзей — никакой связи.
Джон: Может, убийца был старше Карла?
Шерлок: Я размышлял об этом.
Джон: Слушай, зачем он играет с тобой? Думаешь, хочет, чтобы его поймали?
Шерлок: Скорее, он хочет чуть развлечься.
Джон: Надеюсь, вы будете счастливы вместе.
Шерлок: Что, прости?
Джон: У вас на кону жизни, Шерлок, реально существующих людей! Они тебя вообще хоть как-то волнуют?
Шерлок: Волнение поможет спасти кого-нибудь?
Джон: Нет.
Шерлок: Тогда я и дальше буду избегать этой ошибки.
Джон: Так тебе легче, да?
Шерлок: Да, намного. Для тебя это новость?
Джон: Нет, не новость.
Шерлок: Ты во мне разочарован.
Джон: Хорошая дедукция, да.
Шерлок: Не превращай людей в героев, Джон. Героев нет, а будь они, я из другой оперы. (Звук новой смс) Отлично.
Шерлок: Вид на Темзу, южный берег между мостами Саутворк и Ватерлоо. Ты проверь в прессе, я — в Интернете.

Шерлок: А, обидчивый — мне не помощник. Что за сыщик с таким нежным сердцем?
Джон: "Самоубийство под мостом".
Шерлок: Чепуха.
Джон: "Подростки заколоты в Стоук-Ньюнктоне". "На путях обнаружено тело Эндрю Уэста".
Шерлок: Ничего!
Шерлок (по телефону): Между мостами Ватерлоо и Саутворк на южном берегу нашли что-нибудь?

News reader: The explosion, which ripped through several floors, killing twelve people...
John: Old block of flats.
News reader:... is said to have been caused by a faulty gas main. A spokesman from the utilities company...
John: He certainly gets about.
Sherlock: Well, obviously I lost that round – although technically I did solve the case. He killed the old lady because she started to describe him. Just once, he put himself in the firing line.
John: What d’you mean?
Sherlock: Well, usually, he must stay above it all. He organises these things but no-one ever has direct contact.
John: What... like the Connie Prince murder – he-he arranged that? So people come to him wanting their crimes fixed up, like booking a holiday?
Sherlock: Novel.

Sherlock: Taking his time this time.
John: Anything on the Carl Powers case?
Sherlock: Nothing. All the living classmates check out spotless. No connection.
John: Maybe the killer was older than Carl?
Sherlock: The thought had occurred.
John: So why’s he doing this, then – playing this game with you? D’you think he wants to be caught?
Sherlock: I think he wants to be distracted.
John: I hope you’ll be very happy together.
Sherlock: Sorry, what?
John: There are lives at stake, Sherlock – actual human lives… Just - just so I know, do you care about that at all?

Sherlock: Will caring about them help save them?
John: Nope.
Sherlock: Then I’ll continue not to make that mistake.
John: And you find that easy, do you?
Sherlock: Yes, very. Is that news to you?
John: No. No.
Sherlock: I’ve disappointed you.
John: That’s good – that’s a good deduction, yeah.
Sherlock: Don’t make people into heroes, John. Heroes don’t exist, and if they did, I wouldn’t be one of them. Excellent!
Sherlock: View of the Thames. South Bank – somewhere between Southwark Bridge and Waterloo. You check the papers; I’ll look online...
Sherlock: Oh, you’re angry with me, so you won’t help. Not much cop, this caring lark.
John: Archway suicide.
Sherlock: Ten a penny.
John: Two kids stabbed in Stoke Newington. Ah. Man found on the train line – Andrew West.
Sherlock: Nothing!
Sherlock: It’s me. Have you found anything on the South Bank between Waterloo Bridge and Southwark Bridge?

На берегу

Лестрейд:
Полагаете, есть связь с подрывником?
Шерлок: Определенно. Одно странно — он не звонил.
Лестрейд: Выходит, какой-то бедняга уже снаряжен на воздух взлететь.
Шерлок: Да.
Лестрейд: Есть идеи?
Шерлок: Семь навскидку.
Лестрейд: Семь!
Джон: Думаю, он мертв примерно сутки. Возможно, чуть больше. Он утонул?
Лестрейд: Вряд ли. Слишком мало речной воды в легких. Похоже, задушен.
Джон: Да, согласен. Вокруг носа и рта видны кровоподтеки. И еще синяки здесь и здесь.
Шерлок: Подушечки пальцев.
Джон: Ему около сорока, и, кстати, он не в лучшей форме.
Шерлок: Он долгое время лежал в реке. Вода уничтожила много деталей. Но я скажу одно: этот утраченный Вермеер — просто подделка.
Лестрейд: Что?
Шерлок: Нам нужно опознать труп, найти друзей и сотрудников.
Лестрейд: Стоп-стоп-стоп-стоп. Что за подделка? Не пойму, о чем речь.
Шерлок: Весь город в курсе. Вы не видели афиш? Голландский художник. Много веков считалось, что он утрачен, и вот нашелся. Стоит 30 млн. фунтов.
Лестрейд: А что общего у него с этим трупом?
Шерлок: Да все. Вы что-нибудь слышали о Големе?
Лестрейд: Големе...
Джон: Это ужастик какой-то? Что-то вроде этого?
Шерлок: Еврейская мифология: гигантское существо из глины. А еще это киллер, настоящее имя — Оскар Дзундза, самый страшный и жестокий наемник. Это его фирменный почерк.
Лестрейд: Так это заказ?!
Шерлок: Несомненно. Голем выдавливает жизнь из своей жертвы голыми руками.
Лестрейд: Но при чем здесь какое-то полотно? Я не вижу, как оно...
Шерлок: Вы видите, но не наблюдаете!
Джон: Хватит, хватит! Девочки, успокойтесь. Шерлок, может, ты объяснишь?
Шерлок: Что нам известно про труп? Убийца оставил нам немного, лишь рубашку и брюки. Одет вполне официально. Может, он вечером куда-то собирался. Брюки из полиэстера, грязные, как и рубашка, дешевые. И то и другое велико, так что, видимо, стандартная униформа. Пошел на работу. Что за работа? На ремне карабин для переговорника.

Лестрейд: В метро работает?
Джон: А может, охранник?
Шерлок: Вот это скорее. Это спина подтверждает.
Лестрейд: Спина?!
Шерлок: Дряблая. Можно заподозрить сидячий образ жизни, однако его ступни и варикозные вены указывают на обратное. Итак, много двигался и много сидел неподвижно — охранник вполне подойдет, что подтверждают и часы. Он регулярно работал в ночную смену.
Лестрейд: Почему регулярно? Может, он накануне будильник поставил.
Шерлок: Нет-нет. Кнопки жесткие, их почти не касались. Он выставил время давным-давно, его рутина неизменна. Важно другое: киллера, возможно, прервали, а то бы он раздел труп полностью. На рубашке была нашивка, и он ее оторвал. Значит, убитый работал в известном месте, в каком-то учреждении. Вот это я нашел в кармане брюк. Разбухли от воды, но узнаваемые.

Джон: Билеты!
Шерлок: Корешки билетов. Работал в музее или галерее. Лезу в сеть: галерея Хикмана заявила о пропаже одного из служителей — Алекса Вудбриджа. Сегодня они выставляют вновь обретенного Вермеера. Но почему необходимо платить Голему за то, что он удушит рядового смотрителя галереи? Убитый знал что-то такое, что помешало бы владельцу шедевра получить 30 млн. фунтов. Полотно — подделка.

Джон: Фантастика!
Шерлок: Обычное дело.
Лестрейд: Не скромничайте.
Джон: Бедняга.
Лестрейд: Нужно объявить этого Голема в розыск.
Шерлок: Вам не удастся его найти, но я знаю, кому удастся.

Лестрейд: Кому?
Шерлок: Мне.



Lestrade: D’you reckon this is connected, then? The bomber?
Sherlock: Must be. Odd, though... he hasn’t been in touch.
Lestrade: But we must assume that some poor bugger’s primed to explode, yeah?
Sherlock: Yes.
Lestrade: Any ideas?
Sherlock: Seven... so far.
Lestrade: Seven?!
John: He’s dead about twenty-four hours – maybe a bit longer. Did he drown?
Lestrade: Apparently not. Not enough of the Thames in his lungs. Asphyxiated.
John: Yes, I’d agree. There’s quite a bit of bruising around the nose and mouth. More bruises here and here.
Sherlock: Fingertips.
John: In his late thirties, I’d say. Not in the best condition.
Sherlock: He’s been in the river a long while. The water’s destroyed most of the data. But I’ll tell you one thing: that lost Vermeer painting’s a fake.
Lestrade: What?
Sherlock: We need to identify the corpse. Find out about his friends and associates...
Lestrade: Wait-wait-wait-wait-wait. What painting? What are you – what are you on about?
Sherlock: It’s all over the place. Haven’t you seen the posters? Dutch Old Master, supposed to have been destroyed centuries ago; now it’s turned up. Worth thirty million pounds.
Lestrade: Okay. So what has that got to do with the stiff?
Sherlock: Everything. Have you ever heard of the Golem?
Lestrade: Golem?
John: It’s a horror story, isn’t it? What are you saying?
Sherlock: Jewish folk story. A gigantic man made of clay. It’s also the name of an assassin – real name Oskar Dzundza – one of the deadliest assassins in the world. That is his trademark style.

Lestrade: So this is a hit?
Sherlock: Definitely. The Golem squeezes the life out of his victims with his bare hands.
Lestrade: But what has this gotta do with that painting? I don’t see...
Sherlock: You do see – you just don’t observe.
John: All right, all right, girls, calm down. Sherlock? D’you wanna take us through it?
Sherlock: What do we know about this corpse? The killer’s not left us with much – just the shirt and the trousers. They’re pretty formal – maybe he was going out for the night, but the trousers are heavy-duty, polyester, nasty, same as the shirt – cheap. They’re both too big for him, so some kind of standard-issue uniform. Dressed for work, then. What kind of work? There’s a hook on his belt for a walkie-talkie.
Lestrade: Tube driver?
John: Security guard?
Sherlock: More likely. That’ll be borne out by his backside.
Lestrade: Backside?!
Sherlock: Flabby. You’d think that he’d led a sedentary life, yet the soles of his feet and the nascent varicose veins in his legs show otherwise. So, a lot of walking and a lot of sitting around. Security guard’s looking good. And the watch helps, too. The alarm shows he did regular night shifts.
Lestrade: Why regular? Maybe he just set his alarm like that the night before he died.
Sherlock: No-no-no, the buttons are stiff, hardly touched. He set his alarm like that a long time ago. His routine never varied. But there’s something else. The killer must have been interrupted, otherwise he would have stripped the corpse completely. There was some kind of badge or insignia on the shirt front that he tore off, suggesting the dead man worked somewhere recognisable, some kind of institution. Found this inside his trouser pockets. Sodden by the river but still recognisably...
John: Tickets?
Sherlock: Ticket stubs. He worked in a museum or gallery. Did a quick check – the Hickman Gallery has reported one of its attendants as missing. Alex Woodbridge. Tonight they unveil the re-discovered masterpiece. Now why would anyone want to pay the Golem to suffocate a perfectly ordinary gallery attendant? Inference: the dead man knew something about it – something that would stop the owner getting paid thirty million pounds. The picture’s a fake.
John: Fantastic.
Sherlock: Meretricious.
Lestrade: And a Happy New Year!
John: Poor sod.
Lestrade: I’d better get my feelers out for this Golem character.
Sherlock: Pointless. You’ll never find him. But I know a man who can.
Lestrade: Who?
Sherlock: Me.

Перевод Первого канала

Использован транскрипт Ariane DeVere
http://arianedevere.livejournal.com/46716.html



@темы: транскриптопереводы, серия 1.03, Sherlock