petergirl
"Большая игра" - 2 часть

БОЛЬШАЯ ИГРА

THE GREAT GAME

В Бартсе

Джон:
Как думаешь, кто это был?
Шерлок: М?
Джон: Ну, по телефону... Плачущая женщина.
Шерлок: Это неважно, она лишь заложница. Ключ не здесь.

Джон: Бога ради, я думаю вовсе не о ключах!
Шерлок: Ты едва ли поможешь ей.
Джон: Полиция пытается выяснить номер?
Шерлок: Подрывник очень умен. Подай телефон.
Джон: Где он?
Шерлок: В пиджаке.
Шерлок: Осторожно.
Джон: Это от твоего брата.
Шерлок: Удали.
Джон: Удалить?
Шерлок: Планы уже за границей, дело закрыто.


RE: Планы Брюса-Партингтона
Есть успехи в деле о гибели Эндрю Уэста?
Майкрофт

Джон: Майкрофт думает иначе. Восемь сообщений — это важно.
Шерлок: Так что же он тогда к дантисту отправился?
Джон: Что?
Шерлок: Майкрофт СМС писать не любит. Так. Эндрю Уэст задумал продать планы, за свои старания получил по башке — конец истории. Не понимаю, почему мой брат все еще пристает ко мне, отвлекая от более приятного ребуса.

Джон: Помни, может погибнуть женщина.
Шерлок: Ну и что? В больницах полным-полно умирающих, доктор. Почему ты не плачешь возле их постели, вдруг это им поможет?



John:
So, who d’you suppose it was?
Sherlock: Hmm?
John: The woman on the phone – the crying woman.
Sherlock: Oh, she doesn’t matter. She’s just a hostage. No lead there.
John: For God’s sake, I wasn’t thinking about leads.
Sherlock: You’re not going to be much use to her.
John: Are-are they trying to trace it, trace the call?
Sherlock: The bomber’s too smart for that. Pass me my phone.
John: Where is it?
Sherlock: Jacket.
Sherlock: Careful.
John: Text from your brother.
Sherlock: Delete it.
John: Delete it?
Sherlock: Missile plans are out of the country now. Nothing we can do about it.

RE: BRUCE-PARTINGTON PLANS
Any progress on Andrew West’s death?
Mycroft

John: Well, Mycroft thinks there is. He’s texted you eight times. Must be important.
Sherlock: Then why didn’t he cancel his dental appointment?
John: His what?
Sherlock: Mycroft never texts if he can talk. Look, Andrew West stole the missile plans, tried to sell them, got his head smashed in for his pains. End of story. The only mystery is this: why is my brother so determined to bore me when somebody else is being so delightfully interesting?
John: Try and remember there’s a woman here who might die.
Sherlock: What for? This hospital’s full of people dying, Doctor. Why don’t you go and cry by their bedside and see what good it does them?
Sherlock: Ah!

Молли: Удачно?
Шерлок: Ну, а как же!
Джим: О, прошу прощения...
Молли: Джим? Здравствуй! Давай, входи. Входи. Джим, это Шерлок Холмс. И... э-э... Простите, я...
Джон: Джон Ватсон. Здравствуй.
Джим: Здрасте. Так вы Шерлок Холмс? Молли столько о вас говорила. Работа над новым делом?
Молли: Джим в компьютерном отделе трудится, у нас с ним служебный роман.
Шерлок: Гей.
Молли: Что вы сказали?
Шерлок: Ничего. Рад.
Джим: И я. О, простите. Пожалуй, пойду. Встретимся в "Лисе" часов в 6?
Молли: Да.
Джим: Пока.
Молли: Пока. Пока.
Джим: Рад был встрече.
Джон: Мы тоже.
Молли: Пока.

Molly: Any luck?
Sherlock: Oh, yes!
Jim: Oh, sorry. I didn’t...
Molly: Jim! Hi! Come in! Come in! Jim, this is Sherlock Holmes. And, uh... sorry.
John: John Watson. Hi.
Jim: Hi. So you’re Sherlock Holmes. Molly’s told me all about you. You on one of your cases?
Molly: Jim works in I.T. upstairs. That’s how we met. Office romance.
Sherlock: Gay.
Molly: Sorry, what?
Sherlock: Nothing. Um, hey.
Jim: Hey. Sorry! Sorry! Well, I’d better be off. I’ll see you at the Fox, ’bout six-ish?
Molly: Yeah!
Jim: ’Bye.
Molly: ’Bye.
Jim: It was nice to meet you.
John: You too.

Молли: В каком смысле гей? Мы — пара.
Шерлок: Счастье идет вам на пользу, Молли. Вы прибавили 1,5 кг.
Молли: Полкило!
Шерлок: Нет, полтора.
Джон: Шерлок...
Молли:
И он не гей! Почему вы все портите? Вранье!
Шерлок: При таком уходе за собой?
Джон: Он просто привел голову в порядок. Я тоже привожу ее в порядок.
Шерлок: Моешь ее, да и все. Нет-нет, ресницы и брови накрашены, следы крема в складках кожи, такой усталый томный взгляд. И еще белье.
Молли: А что белье?
Шерлок: Высовывается из-под ремня — весьма специфический бренд. Это и еще двусмысленный факт, что он оставил свой телефон, должны вам дать реальный повод порвать с ним и избавить себя от страданий.

Molly: What d’you mean, gay? We’re together.
Sherlock: And domestic bliss must suit you, Molly. You’ve put on three pounds since I last saw you.
Molly: Two and a half.
Sherlock: Nuh, three.
John: Sherlock...
Molly: He’s not gay. Why d’you have to spoil...? He’s not.
Sherlock: With that level of personal grooming?
John: Because he puts a bit of product in his hair? I put product in my hair.
Sherlock: You wash your hair. There’s a difference. No-no – tinted eyelashes; clear signs of taurine cream around the frown lines; those tired clubber’s eyes. Then there’s his underwear.
Molly: His underwear?
Sherlock: Visible above the waistline – very visible; very particular brand. That, plus the extremely suggestive fact that he just left his number under this dish here... and I’d say you’d better break it off now and save yourself the pain.

Джон: Браво, молодец!
Шерлок: Я сберег ее время, ведь это хорошо?
Джон: Хорошо? Нет, Шерлок, плохо. Просто ужасно.
Шерлок: Действуй.
Джон: М?
Шерлок: Ты знаешь, что делать. Вперед.
Джон: Нет.
Шерлок: Действуй.
Джон: Да мне не надо, чтобы ты надо мной подсмеивался, пока я пытаюсь установить личность...
Шерлок: Сторонний взгляд, другое мнение для меня полезны.
Джон: Как же!
Шерлок: Правда.
Джон: Ладно. Заурядная пара обуви, кроссовки.
Шерлок: Хорошо.
Джон: В хорошем состоянии. Я сказал бы, почти новые, разве что подошва весьма изношена, так что куплены довольно давно... в 80-х, но возможно, что это ретро-дизайн.

Шерлок: Пока превосходно. Что еще?
Джон: Довольно большие, то есть мужские, однако внутри стершееся имя. Похоже, фломастером. Но взрослые не подписывают свои кроссовки, выходит, их хозяин — ребенок.
Шерлок: Прекрасно. Что еще?
Джон: Нет, это все.
Шерлок: Это все?
Джон: Ну, так что?
Шерлок: Неплохо, Джон, очень неплохо. Правда, ты упустил почти все важное, но тем не менее. Он любил их, намывал, отбеливал, менял шнурки 3 раза. Нет, пожалуй, 4. Но при этом в тех местах, где прикасались его пальцы, видны чешуйки кожи — у него была экзема. Кроссовки хорошо поношены, больше стоптаны внутрь — плоскостопие. Выпущены 20 лет назад.

Джон: 20 лет назад?!
Шерлок: Стало быть, это не стиль ретро. Две синие полосы, 1989 год.
Джон: Но на них еще грязь видна, они совсем новые.
Шерлок: В таком виде их сберегли. На подошвах остатки глины. Анализ показывает, что она из Сассекса, а поверх — слой лондонской глины.
Джон: Как ты узнал?!
Шерлок: Пыльца для меня — что указатель на карте. Так что, парнишка, владелец кроссовок приехал в Лондон 20 лет назад и почему-то оставил их здесь.
Джон: Что произошло?
Шерлок: Что-то плохое. Он любил их, помнишь? Не мог их не вымыть и забыть не мог по своей воле. Итак, мальчик, большой размер... О-о.
Джон: Что?
Шерлок: Карл Пауэрс.
Джон: Кто?
Шерлок: Карл Пауэрс, Джон.
Джон: Кто это?
Шерлок: Мое первое дело.

John: Charming. Well done.
Sherlock: Just saving her time. Isn’t that kinder?
John: “Kinder”? No, no, Sherlock. That wasn’t kind.
Sherlock: Go on, then.
John: Mmm?
Sherlock: You know what I do. Off you go.
John: No.
Sherlock: Go on.
John: I’m not gonna stand here so you can humiliate me while I try and disseminate...
Sherlock: An outside eye, a second opinion. It’s very useful to me.
John: Yeah, right.
Sherlock: Really.
John: Fine. I dunno – they’re just a pair of shoes. Trainers.
Sherlock: Good.
John: Umm... they’re in good nick. I’d say they were pretty new... except the sole has been well-worn, so the owner must have had them for a while. Uh, they’re very eighties – probably one of those retro designs.
Sherlock: You’re on sparkling form. What else?
John: Well, they’re quite big, so a man’s.
Sherlock: But...?
John: But there’s traces of a name inside in felt-tip. Adults don’t write their names inside their shoes, so these belonged to a kid.
Sherlock: Excellent. What else?
John: Uh... that’s it.
Sherlock: That’s it?
John: How did I do?
Sherlock: Well, John; really well. I mean, you missed almost everything of importance, but, um, you know... The owner loved these. Scrubbed them clean, whitened them where they got discoloured. Changed the laces three... no, four times. Even so, there are traces of his flaky skin where his fingers have come into contact with them, so he suffered from eczema. Shoes are well-worn, more so on the inside, which means the owner had weak arches. British-made, twenty years old.
John: Twenty years?
Sherlock: They’re not retro – they’re original. Limited edition: two blue stripes, nineteen eighty-nine.
John: But there’s still mud on them. They look new.
Sherlock: Someone’s kept them that way. Quite a bit of mud caked on the soles. Analysis shows it’s from Sussex, with London mud overlaying it.
John: How do you know?
Sherlock: Pollen. Clear as a map reference to me. South of the river, too. So, the kid who owned these trainers came to London from Sussex twenty years ago and left them behind.
John: So what happened to him?
Sherlock: Something bad. He loved those shoes, remember. He’d never leave them filthy. Wouldn’t leave them go unless he had to. So: a child with big feet gets... Oh.
John: What?
Sherlock: Carl Powers.
John: Sorry, who?
Sherlock: Carl Powers, John.
John: What is it?
Sherlock: It’s where I began.

В такси

Шерлок:
20 лет назад юный Карл здесь, в Лондоне, во время заплыва на чемпионате по плаванию утонул в бассейне. Случайность. Ты его не помнишь. С чего бы?

Джон: Но ты помнишь?
Шерлок: Да.
Джон: Были сомнения?
Шерлок: Ни у кого не было. Ни у кого, кроме меня. Я сам был ребенком, прочел в газетах обо всем.
Джон: Рано ты начал.
Шерлок: Парень, Карл Пауэрс. У него случился приступ в воде, но спасти его не смогли, опоздали. Что-то в этом во всем не давало мне покоя.
Джон: Что?
Шерлок: Кроссовки.
Джон: Почему бы это?
Шерлок: Их там не нашли. Я привлекал внимание полиции, но никто не подумал, что это важно. Вся одежда была в шкафу, но кроссовки... никто не мог обнаружить. До этого дня.



Sherlock:
Nineteen eighty-nine, a young kid – champion swimmer – came up from Brighton for a school sports tournament; drowned in the pool. Tragic accident. You wouldn’t remember it. Why should you?
John: But you remember.
Sherlock: Yes.
John: Something fishy about it?
Sherlock: Nobody thought so – nobody except me. I was only a kid myself. I read about it in the papers.
John: Started young, didn’t you?
Sherlock: The boy, Carl Powers, had some kind of fit in the water, but by the time they got him out it was too late. But there was something wrong; something I couldn’t get out of my head.
John: What?
Sherlock: His shoes.
John: What about them?
Sherlock: They weren’t there. I made a fuss; I tried to get the police interested, but nobody seemed to think it was important. He’d left all the rest of his clothes in his locker, but there was no sign of his shoes... until now.

В 221Б

Джон:
Я тебе нужен? Я хочу помочь, у тебя всего 5 часов.

Есть ли подвижки?
Майкрофт Холмс

Джон: Твой брат. Стал мне писать. Как он узнал мой номер?

Шерлок: Я перебросил на тебя.
Джон: Слушай, он сказал, государственная важность.
Шерлок: Как необычно!
Джон: Что именно?
Шерлок: Трепет. "За державу и королеву".
Джон: Нельзя же игнорировать.
Шерлок: Я не игнорирую. Наоборот, лучшие свои силы бросаю.
Джон: Ну вот, хорошо. Кого же?



John:
Can I help? I want to help. There’s only five hours left.

Any developments?
Mycroft Holmes

John: It’s your brother. He’s texting me now. How does he know my number?
Sherlock: Must be a root canal.
John: Look, he did say ‘national importance’.
Sherlock: How quaint.
John: What is?
Sherlock: You are. Queen and country.
John: You can’t just ignore it.
Sherlock: I’m not ignoring it. Putting my best man onto it right now.
John: Right. Good. Who’s that?

В офисе Майкрофта

Майкрофт:
Джон, как приятно! Я был уверен в скорой встрече. Я вас слушаю.
Джон: Благодарю. Я вот почему пришел. Ваш брат сказал, чтобы я собрал больше фактов о похищенных планах противоракетной системы.
Майкрофт: Сказал?
Джон: Да. Он ведет расследование, работает не покладая рук. Я хотел узнать, что вы можете сообщить о погибшем.

Майкрофт: Ему 27. Чиновник на Воксхолл-кросс, в "МИ-6". Участвовал в работе над программой на вспомогательном уровне. Проверку надежности прошел. Сочувствие и связи с террористами не выявлены. Последний раз живым его видела невеста вчера в 22:30.

Уэсти: Люси, я должен выйти. Нужно кое с кем встретиться.
Люси: Уэсти!
Кто-то: Бедняга.

Джон: Итак, его нашли в Баттерси, значит, он на поезд сел.

Майкрофт: Нет.
Джон: Что?
Майкрофт: Хотя у него была проездная карта. Он ею не воспользовался.
Джон: Купил билет?
Майкрофт: Хм. Билета при нем не обнаружено.
Джон: Тогда...
Майкрофт: Как он оказался с пробитой головой на путях в Баттерси? Это вопрос, с которым я и пришел к Шерлоку в надежде получить ответ. Он его ищет?

Джон: Не сомневайтесь. Все идет превосходно. Он сосредоточен только на этом.



Mycroft:
John. How nice. I was hoping you wouldn’t be long. How can I help you?
John: Thank you. Um, well, I was wanting to... um, your brother sent me to collect more facts about the stolen plans, the missile plans.
Mycroft: Did he?
John: Yes. He’s investigating now. He’s, er, investigating away. Um, I just wondered what else you can tell me about the dead man.
Mycroft: Uh, twenty-seven; a clerk at Vauxhall Cross – er, MI6. He was involved in the Bruce-Partington Programme in a minor capacity. Security checks A-OK; no known terrorist affiliations or sympathies... Last seen by his fiancée at ten thirty yesterday evening.

Westie: Lucy, love, I’ve gotta go out. I’ve gotta see someone.

Lucy: Westie!


John:
Right. He was found at Battersea, yes? So he got on the train.
Mycroft: No.
John: What?
Mycroft: He had an Oyster card... but it hadn’t been used.

John: Must have bought a ticket.
Mycroft: There was no ticket on the body.
John: Then...
Mycroft: Then how did he end up with a bashed-in brain on the tracks at Battersea? That is the question – the one I was rather hoping Sherlock would provide an answer to. How’s he getting on?
John: He-he’s fine, yes. Oh, and-and it is going... very well. It’s, um, you know – he’s completely focussed on it.

В 221Б

Шерлок:
Отрава.
Миссис Хадсон: Все было свежее. Ой!
Шерлок: Клостридиум ботулинум — один из самых смертельных ядов на планете. Карл Пауэрс!
Джон: Постой, его что, убили?
Шерлок: Конечно! Помнишь его шнурки?
Джон: Ну?
Шерлок: У парня была экзема. Нет ничего проще, чем добавить яд в его лекарство. Через несколько часов он приезжает в Лондон, яд начинает действовать, парализует мышцы, и он тонет.
Джон: Но как же его не обнаружили при вскрытии?
Шерлок: Этот яд трудно выявить, да и в голову никому не пришло.

Шерлок (печатает в ноутбуке) : "Кроссовки принадлежали Карлу Пауэрсу".

Шерлок: Внутри сохранились едва заметные следы мази, которой он лечил ноги.

Шерлок (печатает в ноутбуке) : "Ботулотоксин еще определяется". (отправляет сообщение)

Шерлок (Джону): Они должны были исчезнуть.
Джон: Как известим подрывника?
Шерлок: Уже сделано. Остановим часы.
Джон: Все эти годы убийца их хранил.
Шерлок: Да. Вывод?
Джон: Он наш подрывник.

Плачущая женщина: Ну, ты действительно силен. Иди ко мне и освободи.
Шерлок: Где вы находитесь? Скажите, куда приехать?



Sherlock:
Poison.
Mrs. Hudson: What you going on about?
Sherlock: Clostridium botulinum! It’s one of the deadliest poisons on the planet! Carl Powers!
John: Oh, wait, are you saying he was murdered?
Sherlock: Remember the shoelaces?
John: Mmm.
Sherlock: The boy suffered from eczema. It’d be the easiest thing in the world to introduce the poison into his medication. Two hours later he comes up to London, the poison takes effect, paralyses the muscles and he drowns.
John: What – how-how come the autopsy didn’t pick that up?
Sherlock: It’s virtually undetectable. Nobody would have been looking for it.

"FOUND. Pair of trainers belonging to Carl Powers (1978-1989)".


Sherlock: But there were still tiny traces of it left inside the trainers from where he put the cream on his feet.

"Botulinum toxin still present. Apply 221b Baker St."


Sherlock:
That’s why they had to go.
John: So how do we let the bomber know...
Sherlock: Get his attention... stop the clock.
John: The killer kept the shoes all these years.
Sherlock: Yes. Meaning...
John: He’s our bomber.

Woman: Well done, you. Come and get me.

Sherlock: Where are you? Tell us where you are.

В полиции

Лестрейд:
Она живет в Корноулле. К ней ворвались двое в масках, отвезли на стоянку и навешали столько взрывчатки, что можно дом разрушить. Велели звонить тебе. Текст был на этом пейджере.
Шерлок: И измени она хоть слово, снайпер снял бы ее.

Джон: Или не раскрой ты это дело.
Шерлок: Да... изящно.
Джон: Изящно?!
Лестрейд: Какой смысл? Кому это все нужно?
Шерлок: Вероятно, я не единственный в мире, кому бывает скучно.
Телефон: У вас одно новое сообщение.
Джон: Всего 4.
Шерлок: Видно, я прошел первое испытание. Вот второе. Он брошен, как по-вашему?
Лестрейд: Проверю, есть ли он в розыске.
Донован: Псих. Тебя.

Шерлок:
Алло.
Плачущий мужчина: Я не в обиде, что ты обратился в полицию.
Шерлок: Кто это? Это снова ты?
Плачущий мужчина: Но особо на них не рассчитывай. Ты умен, догадался насчет Карла Пауэрса. Я всегда его не выносил. Карл надо мной смеялся, но я заставил его замолчать.
Шерлок: А голос ты снова украл, надо полагать.
Плачущий мужчина: Это только твое дело и мое.
Шерлок: Кто ты? Что за шум?
Плачущий мужчина: Это город живет, Шерлок. Но не тревожься, я скоро это исправлю. Твой последний ребус ты разгадал за 9 часов. Теперь у тебя 8.
Джон: Боже.
Лестрейд (по телефону): Понял. (Вешает трубку) Мы нашли его!



Lestrade:
She lives in Cornwall. Two men broke in wearing masks, forced her to drive to the car park and decked her out in enough explosives to take down a house. Told her to phone you. She had to read out from this pager.
Sherlock: And if she deviated by one word, the sniper would set her off.
John: Or if you hadn’t solved the case.
Sherlock: Oh. Elegant.
John: “Elegant”?
Lestrade: But what was the point? Why would anyone do this?
Sherlock: Oh – I can’t be the only person in the world that gets bored.
Voice alert: You have one new message.
John: Four pips.
Sherlock: First test passed, it would seem. Here’s the second. It’s abandoned, wouldn’t you say?
Lestrade: I’ll see if it’s been reported.
Donovan: Freak, it’s for you.

Sherlock: Hello?
Young man: It’s okay that you’ve gone to the police.

Sherlock:
Who is this? Is this you again?
Young man: But don’t rely on them. Clever you, guessing about Carl Powers. I never liked him. Carl laughed at me, so I stopped him laughing.

Sherlock: And you’ve stolen another voice, I presume.
Young man: This is about you and me.
Sherlock: Who are you? What’s that noise?
Young man: The sounds of life, Sherlock. But don’t worry... I can soon fix that. You solved my last puzzle in nine hours. This time you have eight.

Lestrade:
Okay... Great. We’ve found it.

На берегу, у найденном машины

Лестрейд:
Вчера машину взял напрокат некто Йен Монкфорт, банковский служащий. Заплатил наличными, сказал, что уезжает в командировку, но обратно не вернулся.

Донован: Ты все еще при нем?
Джон: Да, угадала.
Донован: Противоположности притягиваются.
Джон: Но при чем тут...
Донован: Найди себе хобби. Марки собирай, машинки — безопаснее.

Лестрейд: Отвечаю: да, это кровь Монкфорта, ДНК совпадает.
Шерлок: Трупа нет?
Донован: Нет пока.
Шерлок: Отошлите образец в лабораторию.
Донован: Да.



Lestrade:
The car was hired yesterday morning by an Ian Monkford. Banker of some kind; City boy. Paid in cash. Told his wife he was going away on a business trip, but he never arrived.

Donovan:
You’re still hanging round him.
John: Yeah, well...
Donovan: Opposites attract, I suppose.
John: No, we’re not...
Donovan: You should get yourself a hobby – stamps, maybe. Model trains. Safer.

Lestrade:
Before you ask, yes, it’s Monkford’s blood. The DNA checks out.
Sherlock: No body.
Donovan: Not yet.
Sherlock: Get a sample sent to the lab.

Шерлок: Миссис Монкфорт?
Миссис Монкфорт: Да. Я уже говорила с двумя полисменами.
Джон: Да, но мы не полисмены, мы пришли...
Шерлок: Шерлок Холмс. Я был другом вашего мужа, мы... выросли вместе.
Миссис Монкфорт: Простите, кто? Не помню, чтобы он о вас говорил.
Шерлок: Должен был, обязательно. Это ужасно, я просто... я не могу поверить. Я видел его на днях... такой, как раньше — веселый, беззаботный.
Миссис Монкфорт: Извините, но мой муж был в депрессии несколько месяцев. Кто вы?
Шерлок: Машину арендовал. Так странно. Почему? По-моему, это очень подозрительно.
Миссис Монкфорт: Вовсе нет! Он забыл заплатить налог, вот и все.
Шерлок: Понятно, в этом весь Йен, он такой растяпа!
Миссис Монкфорт: Он такой не был!
Шерлок: Не был? Интересно.

Sherlock: Mrs Monkford?
Mrs Monkford: Yes. Sorry, but I’ve already spoken with two policemen.
John: No, we’re not from the police; we’re...
Sherlock: Sherlock Holmes. Very old friend of your husband’s. We, um... we grew up together.
Mrs Monkford: I’m sorry, who? I don’t think he ever mentioned you.
Sherlock: Oh, he must have done. This is... this is horrible, isn’t it? I mean, I just can’t believe it. I only saw him the other day. Same old Ian – not a care in the world.
Mrs Monkford: Sorry, but my husband has been depressed for months. Who are you?
Sherlock: Really strange that he hired a car. Why would he do that? It’s a bit suspicious, isn’t it?
Mrs Monkford: No, it isn’t. He forgot to renew the tax on the car, that’s all.
Sherlock: Oh, well, that was Ian! That was Ian all over!
Mrs Monkford: No it wasn’t.
Sherlock: Wasn’t it? Interesting.
Mrs Monkford: Who was I talking to?

Джон: Почему ты лгал ей?
Шерлок: Люди не любят рассказывать, они любят возражать тебе. Прошедшее время заметил?
Джон: Ты про что?
Шерлок: Я говорил о ее муже в прошедшем времени, она тоже, хоть и преждевременно — ведь тело не нашли.
Джон: Думаешь, она убила мужа?
Шерлок: Ни в коем случае. Такую ошибку убийца не совершит.
Джон: Ясно... Нет, не ясно! А что не ясно?

Донован: Рыбалка! Займись рыбалкой!
Джон: Ладно.

Джон: Теперь куда?
Шерлок: Салон "Машины Януса". Нашел карточку в бардачке.

John: Why did you lie to her?
Sherlock: People don’t like telling you things, but they love to contradict you. Past tense, did you notice?
John: Sorry, what?
Sherlock: I referred to her husband in the past tense. She joined in. Bit premature – they’ve only just found the car.
John: You think she murdered her husband?
Sherlock: Definitely not. That’s not a mistake a murderer would make.
John: I see. No, I don’t. What am I seeing?

Donovan: Fishing! Try fishing!


John: Where now?
Sherlock: Janus Cars. Just found this in the glove compartment.

В салоне "Машины Януса"

Юэрт:
Не знаю, чем могу вам помочь, джентльмены.
Джон: Мистер Монкфорт у вас вчера машину арендовал.
Юэрт: Да, отличную тачку, новенькую "мазду". В мою бы такой движок.
Шерлок: Это вот она?
Юэрт: Это "ягуар". Вижу, вы не знаток.
Шерлок: Вы могли бы себе такую позволить? "Мазду", в смысле.
Юэрт: Да, вполне. Тут, знаете, как на конфетной фабрике. Разок возьмешь леденец, и уже трудно остановиться.

Джон: Мистер Монкфорт — ваш знакомый?
Юэрт: Нет, просто клиент. Пришел, взял напрокат машину. Что с ним произошло? Бедняга.
Шерлок: Хорошо отдохнули, мистер Юэрт? Вы уезжали, верно?
Юэрт: Нет, я в солярии бываю периодически. Когда мне отдыхать? Вот супруга бы моя съездила на солнышко.
Шерлок: У вас не найдется, случайно, мелочи?
Юэрт: Что?
Шерлок: Я видел у вас автомат. Курить хочу, умираю.

Юэрт: А... сейчас. Нет, извините.
Шерлок: Что поделать. Спасибо, что уделили время, мистер Юэрт. Вы очень нам помогли. Идем, Джон.

Джон: Я, я дам мелочь, если ты еще хочешь...
Шерлок: Никотиновый пластырь, помнишь? Я обойдусь.
Джон: Так что ж у него просил?
Шерлок: Хотел заглянуть в его бумажник.
Джон: Зачем?
Шерлок: Убедиться, что он лжет.



Ewert:
Can’t see how I can help you gentlemen.
John: Mr. Monkford hired the car from you yesterday.
Ewert: Yeah. Lovely motor. Mazda RX-8. Wouldn’t mind one of them myself!
Sherlock: Is that one?
Ewert: No, they’re all Jags. Yeah, I can see you’re not a car man, eh?
Sherlock: But, er, surely you can afford one – a Mazda, I mean?
Ewert: Yeah, it’s a fair point. But you know how it is: it’s like working in a sweetshop. Once you start picking at the liquorice allsorts, when does it all stop, eh?
John: But you didn’t know Mr. Monkford?
Ewert: No, he was just a client. Came in here and hired one of my cars. No idea what happened to him. Poor sod.
Sherlock: Nice holiday, Mr. Ewert? You’ve been away, haven’t you?
Ewert: Oh, the-the... No, it’s, er, sunbeds, I’m afraid, yeah. Too busy to get away. My wife would love it, though – bit of sun.
Sherlock: Have you got any change for the cigarette machine?
Ewert: What?
Sherlock: Well, I noticed one on the way in and I haven’t got any change. I’m gasping.
Ewert: Um, well... Hmm. No, sorry.
Sherlock: Oh well. Thank you very much for your time, Mr. Ewert. You’ve been very helpful. Come on, John.

John:
I-I’ve got change if you still want to, uh...
Sherlock: Nicotine patches, remember? I’m doing well.
John: So what was that all about?
Sherlock: I needed to look inside his wallet.
John: Why?
Sherlock: Mr. Ewert’s a liar.

Шерлок в одиночестве в Бартсе.

Шерлок:
Алло.
Плачущий мужчина: Ключ в названии "Машины Януса".
Шерлок: Почему ты вдруг даешь мне ключ?
Плачущий мужчина: Кто знает причины своих поступков... Просто мне скучно, мы словно созданы друг для друга.
Шерлок: Так говори со мной своим голосом.
Плачущий мужчина: Терпение.



Sherlock:
Hello?
Young man: The clue’s in the name. Janus Cars.
Sherlock: Why would you be giving me a clue?
Young man: Why does anyone do anything? Because I’m bored. We were made for each other, Sherlock.
Sherlock: Then talk to me in your own voice.
Young man: Patience.

На полицейской автостоянке

Шерлок:
Сколько крови было на сидении, как вы считаете?
Лестрейд: Я думаю, примерно пол-литра.
Шерлок: Не примерно, а действительно пол-литра. Их первая ошибка. Кровь и правда Йена Монкфорта, но она была заморожена.
Лестрейд: Заморожена?
Шерлок:
Доказать это очень просто. Я думаю, Йен сдал пол-литра крови в какой-то момент, ее-то и вылили на сидение.

Джон: Кто вылил?
Шерлок: "Машины Януса" — ключ в названии.
Джон: Так, двуликий бог Янус.
Шерлок: Конечно. "К вашим услугам особый сервис. Если у вас возникли проблемы: финансовые, любовные, что угодно, "Янус" вам поможет исчезнуть". Йен Монкфорт, попав в неприятную ситуацию (финансовую скорей, он банкир), не видел выхода оттуда. Но раз он пропадает, а взятую в аренду "мазду", в салоне которой кровь, обнаруживают на дороге...

Джон: То где он?
Шерлок: В Колумбии.
Лестрейд: В Колумбии?
Шерлок: В бумажнике у мистера Юэрта банкноты в 20 000 колумбийских песо. И других помельче хватает. Нам он сказал, что никуда не выезжал, но когда я расспрашивал его о машинах, то отчетливо видел границу загара. Кто сидит в солярии в рубашке? Это и плюс его рука.
Лестрейд: А что рука?
Шерлок: Он расчесал руку. Она раздражает его и кровоточит. Почему? Потому что недавно ему делали прививку, вероятно, от гепатита В. Вывод: он вернулся, подготовив Йена Монкфорда к жизни в Колумбии. Миссис Монкфорт, получив страховку, отдает долю в "Машины Януса".
Джон: А... миссис Монкфорт?
Шерлок: Она тоже замешана в этом. Арестуйте ее, инспектор, это самое лучшее. Мы должны сообщить подрывнику, что дело закончено. Я весь пылаю!



Sherlock:
How much blood was on that seat, would you say?
Lestrade: How much? About a pint.
Sherlock: Not ‘about’. Exactly a pint. That was their first mistake. The blood’s definitely Ian Monkford’s but it’s been frozen.
Lestrade: Frozen?
Sherlock: There are clear signs. I think Ian Monkford gave a pint of his blood some time ago and that’s what they spread on the seats.
John: Who did?
Sherlock: Janus Cars. The clue’s in the name.
John: The god with two faces.
Sherlock: Exactly. They provide a very special service. If you’ve got any kind of a problem – money troubles, bad marriage, whatever – Janus Cars will help you disappear. Ian Monkford was up to his eyes in some kind of trouble – financial, at a guess; he’s a banker. Couldn’t see a way out. But if he were to vanish, if the car he hired was found abandoned with his blood all over the driver’s seat...
John: So where is he?
Sherlock: Columbia.
Lestrade: Columbia?!
Sherlock: Mr. Ewert of Janus Cars had a twenty thousand Columbian peso note in his wallet... Quite a bit of change, too. He told us he hadn’t been abroad recently, but when I asked him about the cars, I could see his tan line clearly. No-one wears a shirt on a sunbed. That, plus his arm.
Lestrade: His arm?
Sherlock: Kept scratching it. Obviously irritating him, and bleeding. Why? Because he’d recently had a booster jab. Hep-B, probably. Difficult to tell at that distance. Conclusion: he’d just come back from settling Ian Monkford into his new life in Columbia. Mrs Monkford cashes in the life insurance and she splits it with Janus Cars.
John: M-Mrs Monkford?
Sherlock: Oh yes. She’s in on it too. Now go and arrest them, Inspector. That’s what you do best. We need to let our friendly bomber know that the case is solved. I am on fire!

В 221Б

Шерлок (печатает в ноутбуке):
"Поздравляю Йена Монкфорта с переселением в Колумбию".
Плачущий мужчина: Он говорит, вы можете прийти за мной. Пожалуйста, спасите меня!



"Congratulations to Ian Monkford on his relocation to Columbia".

Young man: He says you can come and fetch me. Help. Help me, please.

В кафе.

Шерлок:
Теперь легче?
Джон: Угу. Мы не переводим дыхание с тех пор, как это началось. Тебе не кажется...
Шерлок: Возможно.
Джон: Слушай, тебе не кажется, что подрывник ведет с тобой игру? Конверт, взрыв в чужой квартире, кроссовки утопленника — это все для тебя.
Шерлок: Да, я знаю.
Джон: Значит, это он, Мориарти.
Шерлок: Возможно.
Шерлок: Это может быть кто угодно.
Джон: Может быть, да. Тебе повезло, что твой сосед — безработный.
Шерлок: В смысле?
Джон: Повезло, что мы с миссис Хадсон часто смотрим телик.
Конни Принц по ТВ: Спасибо. Тайра, сейчас я лучше все себе представляю. Как бы то ни было, мы продолжаем нашу передачу...
Шерлок: Алло.
Старая женщина: О, у этой здоровье... не в порядке. Извини, она не видит. Это... эффектный ребус. Я даю тебе... 12 часов.
Шерлок: Зачем ты это делаешь?
Старая женщина: А так. Очень люблю смотреть, как ты плачешь.
Конни Принц по ТВ: Мне нравится ее прелестный цветущий вид.
Ведущий по ТВ: Вернемся к внезапной кончине известной телезвезды Конни Принц. Мисс Принц два дня назад была найдена мертвой в своем доме в Хэмпстеде, где она проживала вместе с братом.



Sherlock:
Feeling better?
John: Mmm. You realise we’ve hardly stopped for breath since this thing started? Has it occurred to you...?
Sherlock: Probably.
John: No – has it occurred to you that the bomber’s playing a game with you? The envelope; breaking into the other flat; the dead kid’s shoes – it’s all meant for you.
Sherlock: Yes, I know.
John: Is it him, then? Moriarty?
Sherlock: Perhaps.
Sherlock: That could be anybody.
John: Well, it could be, yeah. Lucky for you, I’ve been more than a little unemployed.
Sherlock: How d’you mean?
John: Lucky for you, Mrs Hudson and I watch far too much telly.

Connie: Thank you, Tyra! Doesn’t she look lovely, everybody, now? Anyway, speaking of silk purses and sows’ ears...

Sherlock: Hello?
Old woman: This one... is a bit... defective. Sorry. She’s blind. This is... a funny one. I’ll give you... twelve hours.

Sherlock: Why are you doing this?
Old woman: I like... to watch you... dance.

Connie:...
and I see you’re back to your bad habits.

News reader:... continuing into the sudden death of the popular TV personality, Connie Prince. Miss Prince, famous for her make-over programmes, was found dead two days ago by her brother in the house they shared in Hampstead...

Перевод Первого канала

Использован транскрипт Ariane DeVere

http://arianedevere.livejournal.com/46716.html


@темы: транскриптопереводы, серия 1.03, Sherlock