• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: серия 3.01 (список заголовков)
15:08 

Аудиокомментарии 1-3 сезон


Аудиокомментарии к сериям в формате ac3 с моих дисков (Blu-ray и DVD).

читать дальше

@темы: Sherlock, серия 1.01, серия 1.03, серия 2.01, серия 2.02, серия 3.01, серия 3.03

20:48 

Диски 3 season special edition

Получила заказ с ebay:). 3 DVD—диска с 3 сезоном и бонусами.

фотографии

более крупно

7-минутка 3-го сезона Many Happy Returns (Долгих лет жизни) в mkv-формате
https://cloud.mail.ru/public/82i9/wa7QjVM9J
С диска видео, английское аудио и английские субтитры. Русская озвучка и русские субтитры из той версии, которую я когда-то скачивала с торрентов.

техданные файла

@темы: Sherlock, серия 3.01, серия 3.02, серия 3.03

14:02 

"Как он выжил" — версия для Андерсона

"Как он выжил" — версия для Андерсона
(или почему вся сцена нереальна)


Так и хочется сказать "Ай да Моффат, ай да сукин сын!" Но лавры этого шедевра Кио принадлежат вам, мистер Гэйтисс, ибо именно вы писали "Пустой катафалк"! И думали явно не только о том, насколько еще можно оттянуть примирение Шерлока с Джоном. Вы прекрасный психолог-иллюзионист! Оставить разгадку сцены прямо под самым носом у зрителей!

читать дальше

@темы: Sherlock, серия 3.01

18:08 

Перечитывание рассказов АКД - 27

Человек с побелевшим лицом
Название мне ничего не сказало, но как только пошел сюжет, я сразу вспомнила, что это читала. И разгадку вспомнила.
Но сначала о вступлении. Этот рассказ, насколько я понимаю, единственный, который написал Холмс. То есть действие идет от его лица, а не от лица Уотсона. Более того, Уотсон в рассказе вообще отсутствует.

"Мой друг Уотсон не отличается глубиной ума, зато упрямства ему не занимать. Вот уже сколько времени он уговаривает меня описать одно из моих дел. Впрочем, я сам, пожалуй, дал ему повод докучать мне этой просьбой, ибо не раз говорил, что его рассказы поверхностны и что он потворствует вкусам публики, вместо того чтобы строго придерживаться' истины. «Попробуйте сами. Холме!» — обычно отвечал он, и, должен признаться, едва взяв в руки перо, я уже испытываю желание изложить эту историю так, чтобы она понравилась читателю. Дело, о котором пойдет речь, безусловно, заинтересует публику — это одно из самых необычных дел в моей практике, хотя Уотсон даже не упоминает о нем в своих заметках. Заговорив о моем старом друге и биографе, я воспользуюсь случаем и объясню, пожалуй, зачем я обременяю себя партнером, распутывая ту или иную загадку. Я делаю это не из прихоти и не из дружеского расположения к Уотсону, а потому, что он обладает присущими только ему особенностями, о которых обычно умалчивает, когда с неумеренным пылом описывает мои таланты. Партнер, пытающийся предугадать ваши выводы и способ действия, может лишь испортить дело, но человек, который удивляется каждому новому обстоятельству, вскрытому в ходе расследования, и считает загадку неразрешимой, является идеальным помощником."
"The ideas of my friend Watson, though limited, are exceedingly pertinacious. For a long time he has worried me to write an experience of my own. Perhaps I have rather invited this persecution, since I have often had occasion to point out to him how superficial are his own accounts and to accuse him of pandering to popular taste instead of confining himself rigidly to facts and figures. “Try it yourself, Holmes!” he has retorted, and I am compelled to admit that, having taken my pen in my hand, I do begin to realize that the matter must be presented in such a way as may interest the reader. The following case can hardly fail to do so, as it is among the strangest happenings in my collection, though it chanced that Watson had no note of it in his collection. Speaking of my old friend and biographer, I would take this opportunity to remark that if I burden myself with a companion in my various little inquiries it is not done out of sentiment or caprice, but it is that Watson has some remarkable characteristics of his own to which in his modesty he has given small attention amid his exaggerated estimates of my own performances. A confederate who foresees your conclusions and course of action is always dangerous, but one to whom each development comes as a perpetual surprise, and to whom the future is always a closed book, is indeed an ideal helpmate."
Часть этого вступления была использована во время речи шафера в "Знаке трех":
"Я обременил себя дружеской услугой во время сложного расследования не из сантиментов или каприза, а из-за того, что он обладает многими прекрасными качествами, которые не замечает в одержимости мной. На самом деле моя репутация блистательного умника — результат того беспримерного контраста, который Джон бескорыстно проявляет. Ни для кого не секрет, что невесты выбирают невзрачных подружек для свадьбы. Тут аналогичная контрастная ситуация. В конце концов, у Бога есть план, как подчеркнуть красоту своих созданий. То есть был бы, не будь Бог абсурдной фантазией, придуманной, чтобы оправдать служебные успехи идиотов. "
"If I burden myself with a little help-mate during my adventures, it is not out of sentiment or caprice — it is that he has many fine qualities of his own that he has overlooked in his obsession with me. Indeed, any reputation I have for mental acuity and sharpness comes, in truth, from the extraordinary contrast John so selflessly provides. It is a fact, I believe, that brides tend to favour exceptionally plain bridesmaids for their big day. There is a certain analogy there, I feel. And contrast is, after all, God’s own plan to enhance the beauty of his creation... or it would be if God were not a ludicrous fantasy designed to provide a career opportunity for the family idiot."

В серии дальше идет:
"Суть моей мысли в том, что я самый невозможный, премерзкий, грубый, дремучий и круглосуточно брюзжащий козел, которого вам может не посчастливиться встретить. Я пренебрегаю добродетелью, не замечаю красоту и недоумеваю, когда смотрю в лицо счастью. Так что я не понял приглашения стать шафером, поскольку не предполагал, что могу быть лучшим другом. И уж точно не его — самого доброго отважного мудрого существа, которого мне в дар послала судьба.":heart::heart::heart:
В рассказе же Холмс просто начинает рассказывать о деле. Но на минутку к вышепроцитированному.
С одной стороны, кажется, что Холмсу просто хочется не иметь конкурентов и раз за разом удивлять Уотсона, представая перед ним этаким волшебником, который вытаскивает кролика из шляпы. С другой же - лично я, отнюдь не расследуя преступления, терпеть не могу, когда кто-то пытается "идти по моим следам". Вот просто шерсть дыбом! Поэтому я легко могу понять, что Холмс ценит именно это - а периодически и сторонний, пусть и часто неверный взгляд Уотсона. Но это чисто мое видение.
С третьей стороны, если взять рассказ в целом, лично у меня создалось впечатление, что Холмс чувствует себя в роли писателя не в своей тарелке. Он еще несколько раз сетует, что вынужден быть тем, кто рассказывает и это мешает повествованию. Такое ощущение, что некто проиграл пари и теперь мается:hah:. Ну или просто на своем опыте выяснил, что критиковать проще, чем самому написать. Уж не знаю, что здесь вернее, но имхо, не самоутверждение Холмса за счет Уотсона. No way.
Сам рассказ чем-то напоминает любимое мной "Желтое лицо", но при этом определенно не является моим любимым. Он... более жесткий, что ли. Даже несмотря на хэппиэнд. Болезнь Годфри выглядела бы совсем анахронизмом, если бы я относительно недавно (в 2000е) не читала современный медицинский детектив, где в центре сюжета фигурировала она же. А так я даже помню, что и к чему.

Происшествие в усадьбе Шоском
Не читала, хотя разгадку поняла почти сразу. Причем я не очень поняла, почему Холмс сразу приписал злосчасному брату злонамеренность. Я почему-то сразу подумала, что если сестра умрет, он пострадает первым. А значит, ему нет никакого смысла убивать ее. Не знаю, может, я слишком поверхностно восприняла вопросы наследования. Но факт есть факт.
Сам сюжет косвенно связан со скачками, в которых, как оказывается, Уотсон настоящий дока.
"— ... Кстати, скажите, Ватсон, вы в бегах что-нибудь понимаете?
— Еще бы мне не понимать! Бега стоят мне половину пенсии, которую я получаю за свои раны.
— В таком случае, вы будете моим учителем в этой области. А скажите, такое имя, как Роберт Норбертон, что-нибудь говорит вашему уму или сердцу?"

Не здесь ли отчасти кроется причина запертой в столе Холмса чековой книжки Уотсона;-)?

Человек на четвереньках
Читала и, судя по четким воспоминаниям, даже не один раз. Хотя сейчас ума не приложу, что нашла в этом сюжете. Неприятный и совершенно нереалистичный. Хотя, наверное, актуальный для своего времени. Тема бессмертия и все такое... Хотя отсылку в "Катафалке" я только сейчас оценила.
Шерлок:...обезьяньи железы. Но довольно о профессоре Пресбери. Расскажите о своем деле, мистер Харкорт.
И ведь не поспоришь:).
Впрочем, это здесь не единственная "отсылка к сериалу";-).
"Как-то воскресным вечером, в начале сентября 1903 года, я получил от Холмса характерное для него лаконическое послание: «Сейчас же приходите, если можете. Если не можете, приходите все равно. Ш. X.»."
И подробный комментарий Уотсона к их с Холмсом отношениям того времени:
"У нас с ним в ту пору установились довольно своеобразные отношения. Он был человек привычек, привычек прочных и глубоко укоренившихся, и одной из них стал я. Я был где-то в одном ряду с его скрипкой, крепким табаком, его дочерна обкуренной трубкой, справочниками и другими, быть может, более предосудительными привычками. Там, где речь шла об активных действиях и ему нужен был товарищ, на выдержку которого можно более или менее спокойно положиться, моя роль была очевидна. Но для меня находилось и другое применение: на мне он оттачивал свой ум, я как бы подстегивал его мысль. Он любил думать вслух в моем присутствии. Едва ли можно сказать, что его рассуждения были адресованы мне — многие из них могли бы с не меньшим успехом быть обращены к его кровати, — и тем не менее, сделав меня своей привычкой, он стал ощущать известную потребность в том, чтобы я слушал его и вставлял свои замечания. Вероятно, его раздражали неторопливость и обстоятельность моего мышления, но оттого лишь ярче и стремительней вспыхивали догадки и заключения в его собственном мозгу. Такова была моя скромная роль в нашем дружеском союзе.
Прибыв на Бейкер-стрит, я застал его в глубоком раздумье: он сидел в своем кресле, нахохлившись, высоко подняв колени, и хмурился, посасывая трубку. Ясно было, что он поглощен какой-то сложной проблемой. Он знаком пригласил меня сесть в мое старое кресло и в течение получаса ничем более не обнаруживал, что замечает мое присутствие. Затем он вдруг встряхнулся, словно сбрасывая с себя задумчивость, и с обычной своей иронической улыбкой сказал, что рад вновь приветствовать меня в доме, который когда-то был и моим."

Полагаю, выделенное хорошо совпадает с предисловием Холмса к "Человеку с побелевшим лицом". Они оба так воспринимали отношение Холмса к Уотсону, и их это устраивало. Уотсон приходил по первому зову и отправлялся с Холмсом, невзирая на свою практику. И при этом они опять-таки жили не в одной квартире, а порозень.
"В понедельник утром мы уже сидели в поезде — направляясь в знаменитый университетский городок. Холмсу, вольной птице, ничего не стоило сняться с места, мне же потребовалось лихорадочно менять свои планы, так как моя практика в то время была весьма порядочна."
Справедливости ради. Да, идеи Уотсона насчет поведения профессора граничат с идиотизмом, но только если рассматривать их в сравнении с разгадкой, а поскольку она дается заведомо медицински невозможная , то тут любой будет выглядеть идиотом:-(
Ну и напоследок отмечаю 2 момента:
"По тем или иным причинам, однако, я был долго лишен такой возможности, и подлинная история этого любопытного происшествия так и оставалась погребенной на дне сейфа вместе с многими и многими записями о приключениях моего друга. И вот мы, наконец, получили разрешение предать гласности обстоятельства этого дела, одного из самых последних, которые расследовал Холмс перед тем, как оставить практику.".
Это вступление к рассказу. А это момент ближе к концу, практически во время развязки:
"Холмс осекся и вдруг хлопнул себя ладонью по лбу.
— Ах ты, господи, Уотсон, что же я был за осел! Трудно поверить, но разгадка именно такова! Все сразу встает на свои места. Как это я мог не уловить логику событий? И суставы — суставы как ухитрился проглядеть? Ну да, и собака! И плющ! Нет, мне положительно настало время удалиться на маленькую ферму, о которой я давно мечтаю…"

Рассказ написан в 1927 году и принадлежит к последнему сборнику "Архив Шерлока Холмса".

@темы: серия 3.02, серия 3.01, Шерлок АКД

12:26 

Перечитывание рассказов АКД - 25

Вампир из Суссекса
Раньше не читала.
Рассказ простенький, даже я сразу сообразила, в чем разгадка.
Не люблю, когда таким образом выводят детей или подростков. Вообще не люблю, не только здесь. И год морского путешествия, хоть и стандартное решение того времени, но Джекки бы только озлобил, имхо.

Организация, переславшая дело Холмсу, улыбнула:-)
«Олд-Джюри,46
19 ноября
Касательно вампиров.
Сэр!
Наш клиент мистер Роберт Фергюсон, компаньон торгового дома «Фергюсон и Мюирхед, поставщики чая» на Минсинг-лейн, запросил нас касательно вампиров. Поскольку наша фирма занимается исключительно оценкой и налогообложением машинного оборудования, вопрос этот едва ли относится к нашей компетенции, и мы рекомендовали мистеру Фергюсону обратиться к Вам. У нас свежо в памяти Ваше успешное расследование дела Матильды Бригс.
С почтением, сэр,
Моррисон, Моррисон и Додд».


А вот и "гигантская крыса Суматры";-)
— Матильда Бригс, друг мой Уотсон, отнюдь не имя молоденькой девушки, — проговорил Холмс задумчиво. — Так назывался корабль. В истории с ним немалую роль сыграла гигантская крыса, обитающая на Суматре. Но еще не пришло время поведать миру те события… Так что же нам известно о вампирах? Или и к нашей компетенции это не относится? Конечно, все лучше скуки и безделья, но, право, нас, кажется, приглашают в сказку Гримма. Протяните-ка руку, Уотсон, посмотрим, что мы найдем под буквой «В».

Шесть Наполеонов
Известный рассказ, который я хорошо помню.
Неожиданно оказался довольно длинным - мне казалось, он был более сжатый. Разгадку помнила, но было интересно наблюдать за самим расследованием Холмса. Как он исключает версию ненависти к Наполеону из-за того, что разбиты были три копии одного и того же бюста, какое значение придает тому, что бюсты разбивались под фонарем и т.д. Метод сужения и исключения во всей красе:yes:.
Еще, зная, что Моффисы взяли образ Лестрейда именно из этого рассказа, внимательно приглядывалась к инспектору. Оказалось довольно любопытно:cool:. На мой взгляд Лестрейд здесь - и только здесь - имеет много общего с Лестрейдом из сериального "Этюда" (но тоже, только из него). В нем такая же смесь мольбы о помощи и неверия в "чудеса" Холмса. Лестрейд в других рассказах еще более скептичен, а в сериале напротив - практически безоговорочно верит Шерлоку. При этом у АКД это третий по счету сборник (про возвращение Холмса) из четырех - то есть Лестрейд у АКД смягчился до вот такого отношения, это как конечная точка. А в сериале она наоборот отправная:tease2:

@темы: серия 3.01, серия 1.01, Шерлок АКД

12:56 

Перечитывание рассказов АКД - 16

Конец Чарльза Огастеса Милвертона
Почти уверена, что никогда не читала, несмотря на знакомый по нашему фильму сюжет (я уж не говорю про сериал BBC). Ну или может, так круто забыла, конечно.
Ко всему прочему, до этого момента была уверена, что эпизод с теннисной туфлей, стащенной с Уотсона, был и у АКД. Ну ладно.
Сюжет о великом шантажисте... Странно, но отчаяние, с которым Холмс решил влезть в дом Милвертона, чем-то напомнило мне отчаяние Шерлока перед убийством Магнуссена (интересно, чем бы это:hah:?) Именно перед убийством, не перед поездкой в Эплдор. Может, потому что и там, и здесь тупая, неизящная сила? Не знаю. АДК, правда, милостиво избавил Холмса от необходимости убивать... хотя пошел бы его Холмс на это? Черт знает. Скорее, нет, чем да. С другой стороны, и Шерлок, имхо, не пошел бы на убийство ради леди Смолвуд. В Эплдоре у него на карте стояло намного больше.
О самом Милвертоне. Да, его внешнее описание соответствует Магнуссену, но вот по характеру и поведению он, по-моему, у АКД совсем другой. В рассказе он этакий делец, торговец, очень органичный своему времени. И в этом смысле он куда больше напомнил мне Мориарти, а не Магнуссена, которого интересовала власть, но не деньги.
А последний абзац, по-моему, говорит о том, что АКД вполне оправдывает совершенную месть.
"Чуть не бегом мы прошли Бейкер-стрит, Оксфорд-стрит и остановились почти у самой площади Риджент-серкес. Тут, налево, есть окно магазина, в котором выставлены фотографии знаменитостей дня и известных красавиц. Глаза Холмса устремились на одну из них, и, следуя за его взглядом, я увидел портрет гордой красавицы в придворном платье и с высокой бриллиантовой диадемой на благородной голове. Я посмотрел на тонко очерченный нос, на густые брови, на прямой рот и сильный маленький подбородок. У меня остановилось дыхание, когда я прочел прославленное веками имя великого сановника и государственного деятеля, чьей женой она была. Мои глаза встретились с глазами Холмса. Мы отошли от окна, и он приложил палец к губам."

Последнее дело Холмса
Читала, конечно, но из всего рассказа мне запомнилась только фраза про духовое ружье и обстоятельства падения Холмса.
Сейчас при перечитывании весь рассказ кажется каким-то искусственным.
Опять упоминается "миссис Уотсон", но доктор совершенно спокойно ее бросает и отправляется вместе с Холмсом в Европу. Вот так "уедешь погостить к знакомым", а муж раз - и усвистал:tease2:!
Ну ладно, уехали так уехали. Но вот это меня вынесло:
"— Они накрыли всю шайку, кроме него! Он один ускользнул! Ну, конечно, я уехал, и этим людям было не справиться с ним. Хотя я был уверен, что дал им в руки все нити. Знаете, Уотсон, вам лучше поскорее вернуться в Англию.
— Почему это?
— Я теперь опасный спутник. Этот человек потерял все. Если он вернется в Лондон, он погиб. Насколько я понимаю его характер, он направит теперь все силы на то, чтобы отомстить мне. Он очень ясно высказался во время нашего короткого свидания, и я уверен, что это не пустая угроза. Право же, я советую вам вернуться в Лондон, к вашим пациентам."

Если вернуться в Лондон равносильно для Мориарти гибели, не логично разве вернуться туда Холмсу? Тем более, что "всю шайку, кроме него, накрыли"? Не, этот гений прется черти куда, подальше в горы, чтобы его легче было прибить... И он хорошо понимает, что Мориарти будет его преследовать до самой смерти. Сколько он собирался мотаться так по Европе? Изначально речь шла о неделе до суда, а тут? До скончания своих дней?
У меня ощущение, что все это подгонялось под спецзадачу "убить Холмса", и потому сюжет логикой не блещет.
Удивило и начало рассказа - публикация писем полковника Джеймса Мориарти (его как брата, что ли, звали?) как повод Уотсону опубликовать всю историю. В общем, странный он - рассказ этот.
А серия нашего фильма, ему соответствующая , содержит очень знакомые для меня места. "Лоусерский пассаж" - оранжерея, примыкающая к Таврическому саду, где я все детство провела.

Пустой дом
"Пустой дом" или возвращение Холмса.
Тоже достаточно искусственно сплетенный сюжет, хотя и в меньшей степени, чем "Последнее дело". Чувствуется, что АКД пытался как-то свести концы с концами, и у него даже не так плохо получилось, особенно, если не заглядывать в предыдущее произведение. Потому что, то ли "их всех накрыли", то ли самых опасных приспешников - не удалось.
Честно говоря, сериальные "вход" и "выход" мне даже показались намного понятнее и логичнее, чем объяснение Холмса. И менее жестокими. То, как Холмс лежал на утесе, слушая, как убивается Уотсон - это где-то за гранью.
"В ту секунду, когда профессор исчез в глубине пропасти, я вдруг понял, какую необыкновенную удачу посылает мне судьба. Я знал, что Мориарти был не единственным человеком, искавшим моей смерти. Оставались по меньшей мере три его сообщника. Гибель главаря могла только разжечь в их сердцах жажду мести. Все они были чрезвычайно опасные люди. Кому-нибудь из них непременно удалось бы через некоторое время прикончить меня. А если эти люди будут думать, что меня уже нет в живых, они начнут действовать более открыто, легче выдадут себя, и, рано или поздно, мне удастся их уничтожить. Тогда я и объявлю, что я жив! Человеческий мозг работает быстро; профессор Мориарти не успел, должно быть, опуститься на дно Рейхенбахского водопада, как я уже обдумал этот план."
Ну да, сначала Холмс вроде как собирается уничтожать своих врагов, но, по сути, просто оказывается в изгнании. Занимается каким-то своими делами, а потом слышит, что из врагов остался всего один, и думает: "О, а не вернуться ли мне в Лондон?":conf3: Круто.
А Уотсон, который явно все-таки сильно переживал смерть Холмса, не произнес даже ползвука упрека, хотя в других рассказах он периодически возмущался его поведением. А тут еще такая пофигистическая жестокость... она еще больше, чем мне помнилось. Возможно, это тоже часть искусственности сюжета - вместе с быстрым "избавлением" Уостона от жены, как от балласта. Сериальный Шерлок за такие финты заработал "три раза по физиономии". И не могу сказать, что совсем незаслужено:cool:.
Вторая половина рассказа динамична и интересна. А это просто понравилось:laugh:
"— Фигура шевельнулась! — воскликнул я.
И действительно, теперь силуэт был обращен к нам уже не в профиль, а спиной.
Как видно, годы не смягчили резкого характера Холмса, и он был все так же нетерпелив, сталкиваясь с проявлениями ума, менее тонкого, чем его собственный.
— Разумеется, она шевельнулась, — сказал он. — Неужели я такой уж безмозглый болван, Уотсон, чтобы посадить в комнате явное чучело и надеяться с его помощью провести самых хитрых мошенников, какие только существуют в Европе? Мы торчим в этой дыре два часа, и за это время миссис Хадсон меняла положение фигуры восемь раз, то есть каждые четверть часа. Само собой, она подходит к ней так, чтобы ее собственный силуэт не был виден… Ага!"

Уотсон так удивился, что квартира Холмса осталась в неприкосновенности! То есть, он за эти 3 года там ни разу не был... Моран, оказывается, до мозга костей был старый вояка. Такого у меня в памяти не сохранилось. Холмс же явно питал к своему последнему врагу определенное уважение.
А от убийства Рональда Адера АКД, по сути, отмахнулся, оставив его разгадку в области догадок Холмса.

Как ни странно, но выходит, что в "Катафалке" от АКД даже больше, чем можно было предположить, особенно, если судить по ощущениям, а не разбросанным кивкам АКД. Как они это делают:conf3:???

@темы: Шерлок АКД, серия 3.01, серия 3.03

21:27 

"Пустой катафалк" - 4 часть (перевод Первого канала и транскрипт)

"Пустой катафалк" - 4 часть


@темы: транскриптопереводы, серия 3.01, Sherlock

21:17 

"Пустой катафалк" - 3 часть (перевод Первого канала и транскрипт)

"Пустой катафалк" - 3 часть


@темы: транскриптопереводы, серия 3.01, Sherlock

21:08 

"Пустой катафалк" - 2 часть (перевод Первого канала и транскрипт)

"Пустой катафалк" - 2 часть


@темы: Sherlock, серия 3.01, транскриптопереводы

20:56 

"Пустой катафалк" - 1 часть (перевод Первого канала и транскрипт)

"Пустой катафалк" - 1 часть


@темы: транскриптопереводы, серия 3.01, Sherlock

21:29 

Перечитывание рассказов АКД - 10

"Знак четырех"
В детстве и юности читала неоднократно и всегда любила наши "Сокровища Агры". Только последний раз читала давно и, хотя после просмотра сериала по верхам еще раз прошлась, но полностью, вдумчиво перечитала только сейчас. Мыслей много и разных...
В первой же незабвенной сцене с часами вдруг обратила внимание, что Уотсон-то унаследовал их недавно. Мне казалось, его брат давно умер, а на самом деле давно умер отец, а брат до недавнего времени, видимо, был жив. (Есть шанс в сериале увидеть Гарри? Или узнать о ее смерти:-() Причем Холмс, по его собственным словам, о существовании старшего брата Уотсона до этого момента даже не знал.
Вообще, очень чувствуется, что "Знак" был написан вскоре после "Этюда", несмотря на фактические далеко отстоящие даты... И в сериал много отсюда надергано. Часы-мобильник и "я никогда не гадаю" в "Этюде", критика первого рассказа Уотсона в "Большой игре", семипроцентный "кокаин" в "Собаках". И это еще не полный список.
Не очень понятно, почему переводчик сменил Мэри профессию: вместо гувернантки сделал ее компаньонкой:conf3:. Интересно, какие были для этого соображения...
А Уотсон сразу влюбился и чуть ли не в первый же день стал задумываться о женитьбе, хотя и ругал себя за эти мечты. Но одурел он от влюбленности очень быстро:
"Мисс Морстен держала себя по обыкновению спокойно и сдержанно. Я пытался ободрить ее рассказами о своих приключениях в Афганистане, но, сказать по правде, меня самого так взволновала эта поездка и так разбирало любопытство, что мои истории были, пожалуй, несколько путанны. Мисс Морстен и по сей день утверждает, что я рассказал ей тогда занятный случай, как однажды глубокой ночью ко мне в палатку заглянул мушкет и я дуплетом уложил его из двуствольного тигренка".
Мне этот момент всегда нравился:tease2:. Со стрихнином и касторовым маслом уже не так забавно.
Тадеуш Шолто у меня четко ассоциируется с Проскуриным, хотя сам образ с АКД не особо монтируется. Убийство его брата-близнеца для меня всегда стояло в одном ряду с развязкой "Пестрой ленты". Такое же жуткое:horror:. А сцена, когда Уотсон приезжает за Тоби, прямо целиком проигралась у меня в голове сценой из нашего фильма:laugh:.
"Катафалк" я знаю почти наизусть, поэтому сразу сообразила, откуда это:
"Быстрым движением он вынул из кармана лупу и сантиметр и, приблизив свой острый тонкий нос к самой обшивке, стал внимательно изучать каждый миллиметр. Его глаза, блестящие, глубоко посаженные, напоминали мне глаза хищной птицы. Так быстры, неслышны и вкрадчивы были его движения, точь-в-точь как у ищейки, взявшей след, что я вдруг подумал, каким бы страшным преступником он мог бы быть, если бы направил свой талант и свою энергию не в защиту закона, а против него."
Мэри: "Его движения были столь бесшумны и осторожны, что он напоминал мне ищейку, взявшую след".
Джон: Что-что?
Мэри: "Я вдруг подумал, каким опасным преступником он мог бы стать, если бы направил свой талант против закона".
Джон: Я прошу, не читай.
Мэри: Знаменитый блог, наконец-то!
И сравнение оригиналов:
"He whipped out his lens and a tape measure and hurried about the room on his knees, measuring, comparing, examining, with his long thin nose only a few inches from the planks and his beady eyes gleaming and deepset like those of a bird. So swift, silent, and furtive were his movements, like those of a trained bloodhound picking out a scent, that I could not but think what a terrible criminal he would have made had he turned his energy and sagacity against the law instead of exerting them in its defence."
Mary: “His movements were so silent. So furtive, he reminded me of a trained bloodhound picking out a scent.”
John: You what?
Mary: “I couldn’t help thinking what an amazing criminal he’d make if he turned his talents against the law.”
John: Don’t read that.
Mary: The famous blog, finally!
Как волшебно мигрировал преступник от terrible к amazing:kiss:!
Кстати, интересно, это сравнимо с отрубленной головой в холодильнике:rotate:?
"Вечером я опять побывал в Камберуэлле и рассказал о нашем невезении. Вернувшись, я застал Холмса в самом мрачном расположении духа. Он едва отвечал на мои вопросы и ставил весь вечер какие-то сложнейшие химические опыты. Нагревал реторты, дистиллировал воду и развел под конец такую вонь, что я чуть не убежал из дому. До рассвета я слышал, как он звенит пробирками и колбами, занимаясь своими ароматными экспериментами."
А вот это я смертельно хочу увидеть в сериале:apstenu::write2::heart:
— [...] Послушайте, Уотсон, у вас чертовски плохой вид. Ложитесь-ка на тот диван, и посмотрим, как скоро я сумею усыпить вас.
Он взял из угла свою скрипку. Я растянулся на диване, и он заиграл тихую, медленную, навевающую дремоту мелодию, без сомнения, его собственную: у Шерлока Холмса был неподражаемый талант импровизатора. Я смутно вспоминаю его тонкую, худую руку, серьезное лицо и взмахи смычка. Потом мне стало казаться, что я мирно уплываю куда-то по морю звуков, и вот я уже в стране снов и надо мной склонилось милое лицо Мэри Морстен.

Ау, Моффисы! Это же канон:cool:!
И еще переодетого Холмса, хотя, имхо, это было бы малоправдоподобно - я имею в виду, в сериале.
Погоня - сама по себе триллер, а это вишенка на торте:
"— Смотрите, — показал Холмс на створку деревянной двери, — он все-таки выстрелил первый.
Действительно, в дереве как раз против того места, где мы с Холмсом стояли, торчала одна из тех черных колючек, которые мы так хорошо знали. Должно быть, она пролетела между нами в тот самый миг, когда мы одновременно разрядили свои пистолеты. Холмс улыбнулся, а меня, признаться, пробрала дрожь, когда я представил себе, какой страшной смерти мы чудом избежали этой ночью."

Меня бы тоже дрожь пробрала...
История Джонатана Смолла и сокровищ Агры - мерзкая и грязная. Вор у вора дубинку украл... В этом смысле Моффисы тоже, черт подери, соблюли канон ибо прошлое сериальной Агры тоже грязь. По другому поводу, но все равно грязь.

Еще хочется отметить пару моментов.
Первый. Почти в каждом рассказе, если Холмсу требуется помощь Уотсона, он спрашивает, поможет ли тот ему, а иногда и согласится ли преступить закон. И мне кажется, что здесь нет какой-то неуверенности или эмоций. Просто он всегда дает своему другу выбор сказать "нет". С уважением относится к совершенно отдельной жизни Уостона и всегда в первую очередь полагается на себя. Однако, когда ситуация становится критической, он просто зовет Уотсона с собой и всецело на него полагается.
Мне кажется, что квинсистенция их отношений это "Come at once if convenient if inconvenient come all the same". То есть шерлоковские смски из "Этюда": "Приезжайте немедленно, если удобно". "Если неудобно, то все равно приезжайте". Хотя сериальный Джон на 90% живет жизнью Шерлока, и тот это знает. И по умолчанию считает, что Джон идет с ним. Такой необычный перевертыш... на 360 градусов!
И второй момент - это меняющееся отношение Холмса к влюбленности друга.
Сначала он относится без интереса и даже с какой-то брезгливостью:
"— Какая очаровательная девушка! — воскликнул я, повернувшись к моему другу.
Холмс опять разжег свою трубку и, прикрыв глаза, откинулся на спинку кресла.
— Очаровательная? — переспросил он апатично. — Я не заметил.
— Нет, Холмс, вы не человек, вы арифмометр! — воскликнул я. — Вы иногда просто поражаете меня!
Холмс мягко улыбнулся.
— Самое главное — не допускать, чтобы личные качества человека влияли на ваши выводы. Клиент для меня — некоторое данное, один из компонентов проблемы. Эмоции враждебны чистому мышлению. Поверьте, самая очаровательная женщина, какую я когда-либо видел, была повешена за убийство своих троих детей. Она отравила их, чтобы получить деньги по страховому полису. А самую отталкивающую наружность среди моих знакомых имел один филантроп, истративший почти четверть миллиона на лондонских бедняков."

Потом сам отправляет Уостона отвезти Мэри домой:
"— Неожиданный поворот событий, — сказал он, — заставил нас забыть о первоначальной цели нашего путешествия.
— Я тоже как раз об этом подумал, — ответил я. — Нельзя, чтобы мисс Морстен дольше находилась в этом злосчастном доме.
— Нельзя. Вы должны отвезти ее домой. Она живет у миссис Сесил Форрестер в Лоуэр-Камберуэлле. Это не так далеко отсюда. Если вы решите вернуться, я вас здесь подожду. Но, может быть, вы очень устали?
— Нисколько. Я не смогу уснуть, пока эта фантастическая история не станет для меня более или менее ясной. Я не раз попадал в чрезвычайно сложные и острые ситуации, но, должен признаться, сегодняшнее нагромождение этих поистине невероятных происшествий вывело меня из равновесия. Но раз уж я оказался в самой гуще событий, я останусь с вами до конца."

Последнее предложение:heart::heart::heart:
Потом он похихикивает:
"— Тогда я съезжу в Камберуэлл, навещу миссис Сесил Форрестер. Она просила меня вчера зайти.
— Миссис Сесил Форрестер? — переспросил Холмс, и в его глазах блеснула искорка смеха.
— И мисс Морстен тоже, само собой разумеется. Им так хотелось, чтобы я пришел и рассказал, что будет дальше!
— Я бы не стал им рассказывать всего. Женщинам никогда нельзя доверять полностью, даже лучшим из них."

А под конец самоотверженно выторговывает для друга возможность первому принести мисс Морстен сокровища. Разговор с Этелни Джонсом:
"— Тогда, во-первых, мне необходима быстроходная посудина — полицейский моторный катер. К семи часам у Вестминстерского причала.
— Будет сделано. Там всегда дежурит полицейская лодка. Но, пожалуй, мне лучше пойти через дорогу и позвонить для верности.
— Затем два полицейских посильнее на случай сопротивления.
— В катере всегда есть два или три человека.
— Когда мы их возьмем, у нас в руках окажутся сокровища. Я думаю, мой друг будет очень рад доставить сундучок одной молодой леди, которой по праву принадлежит половина. Пусть она первая откроет его. А, Уотсон?
— Мне это было бы очень приятно.
— Нарушение процедуры, но дело такое необычное, что можно будет закрыть глаза. Но потом клад надо передать властям до окончания следствия."

И все для того, чтобы в конце сказать это:
"— Вот и конец нашей маленькой драме, — сказал я, после того, как мы несколько времени молча курили. — Боюсь, Холмс, что это в последний раз я имел возможность изучать ваш метод. Мисс Морстен оказала мне честь, согласившись стать моей женой.
Холмс издал вопль отчаяния.
— Я так боялся этого! — сказал он. — Нет, я не могу вас поздравить.
— Вам не нравится мой выбор? — спросил я, слегка уязвленный.
— Нравится. Должен сказать, что мисс Морстен — очаровательная девушка и могла бы быть настоящим помощником в наших делах. У нее, бесспорно, есть для этого данные. Вы обратили внимание, что она в первый же день привезла нам из всех бумаг отца не что иное, как план Агрской крепости. Но любовь — вещь эмоциональная, и, будучи таковой, она противоположна чистому и холодному разуму. А разум я, как известно, ставлю превыше всего. Что касается меня, то я никогда не женюсь, чтобы не потерять ясности рассудка".

Конечно, он знал:). Тут и слепому понятно, что бедняга Уотсон по уши влюбился. Да он сам это и не скрывает, хотя его и мучает собственная бедность в сравнении с будущим богатством мисс Морстен.
И он совершенно неприлично радуется, когда обнаруживается, что сокровища пропали:
"— Сокровище пропало, — спокойно заметила мисс Морстен.
Когда я услышал эти ее слова, когда до меня дошло, что они значат, тень, все это время омрачавшая мою душу, рассеялась. Вздохнув свободно, я только сейчас понял, какой тяжестью лежал у меня на сердце этот клад. Это было низко, это было эгоистично, но я знал, видел, чувствовал только одно — золотого барьера, стоявшего между нами, не стало.
— Слава Богу! — воскликнул я от всего сердца.
Она удивленно посмотрела на меня и улыбнулась.
— Почему вы так говорите? — спросила она.
— Потому что вы опять стали досягаемы для меня, — ответил я, беря ее руку. Она не отняла ее. — Потому что я люблю вас, Мэри, люблю, как никто никогда на свете не любил! Потому что эти сокровища, эти несметные богатства наложили печать на мои уста. Но теперь их нет, и я могу сказать вам смело, что я люблю вас. И я еще раз повторяю: «Слава Богу».
— Тогда и я скажу: «Слава Богу», — прошептала она, и я привлек ее к себе. Может, кто и потерял какие-то там сокровища, но я в эту ночь стал самым богатым человеком на земле."

Честно говоря, пассаж Холмса насчет мисс Морстен мне не очень понятен - то ли он таким образом показывает свое расположение к будущей жене друга, то ли она ему действительно понравилась. Особенно удивило насчет "помощницы в делах". Даже в оригинал полезла, но там тоже самое.
“Have you any reason to be dissatisfied with my choice?” I asked.
“Not at all. I think she is one of the most charming young ladies I ever met and might have been most useful in such work as we have been doing. She had a decided genius that way; witness the way in which she preserved that Agra plan from all the other papers of her father. But love is an emotional thing, and whatever is emotional is opposed to that true cold reason which I place above all things. I should never marry myself, lest I bias my judgment.”

Возможно, где-то здесь лежат причины приязни сериального Шерлока к Мэри... И, глядя на всю эту Холмсовскую трансформацию, я не могу не вспомнить Шерлока, который устраивает Джону идеальную свадьбу. Шерлока, который так же, как Холмс у АКД, очень рискует потерять друга после женитьбы и все же поддерживает его до конца, даже во вред себе. Ибо:
"— Как несправедливо распределился выигрыш! — заметил я. — Все в этом деле сделано вами. Но жену получил я. А слава вся достанется Джонсу. Что же остается вам?
— Мне? — сказал Холмс. — А мне — ампула с кокаином.
И он протянул свою узкую белую руку к несессеру."

Такая же печальная нота, что и в завершении "Знака трех". Черт возьми, насколько все многослойно...

@темы: серия 3.02, серия 3.03, серия 3.01, Шерлок АКД, Sherlock

23:03 

Перечитывание рассказов АКД - 5

Рейгетские сквайры
"В то время мой друг Шерлок Холмс еще не оправился после нервного переутомления, полученного в результате крайне напряженной работы весной тысяча восемьсот восемьдесят седьмого года. Нашумевшая история с Нидерландско-Суматрской компанией и грандиозным мошенничеством барона Мопэртуиса слишком свежа в памяти публики и слишком тесно связана с политикой и финансами, чтобы о ней можно было рассказать в этих записках. Однако косвенным путем она явилась причиной одного редкостного и головоломного дела, которое дало возможность моему другу продемонстрировать еще одно оружие среди множества других, служивших ему в его нескончаемой войне с преступлениями."
За исключением отсылки к барону в "Катафалке", все остальное к рассказу отношения не имеет.
Название его мне знакомо - и кажется, читала 100 лет назад в журнальном варианте - но сюжета не помнила. В принципе, он мне понравился более или менее, но вот не люблю когда исходно хорошие люди оказываются главными злодеями. Для меня это существенный минус, но это чисто личностное восприятие.

Второе пятно
Читала, конечно. Очень приятный рассказ - он мне всегда нравился, несмотря на обычно неинтересную для меня тему политики. Почему-то долго размышляла на тему, возможно ли подобное сегодня - чтобы жена выкрала у мужа документ, не зная масштабов его ценности, и только потом осознала, что натворила. Первая мысль - нет, нереально. Но потом все же взяли сомнения. Представилась жена бизнесмена или политика, не интересующаяся делами мужа и в них не вникающая... нет, пожалуй, я все же допускаю, что такое может быть - и достаточно невинно с точки зрения мотивов. Ну и сошедшая с ума итальянка с буйным нравом - тоже в духе тех лет.

Морской договор
А вот тут меня поджидал, мягко говоря, сюрприз. Нечитанный ранее рассказ внезапно произвел очень сильное впечатление. Я думала, это невозможно, но читая его, я легко представляла на месте Холмса сериального Шерлока. Ну, то есть с поправкой на время, но все равно. Как-то очень легко легло восприятие...
Я уж не говорю о мелочах, которые явно были надерганы Моффисами частично отсюда.
Например:
"Он [Холмс] повернулся к столу и написал несколько телеграмм, которые тут же вручил мальчику-слуге. Затем сел на стул, стоявший против моего кресла, поднял колени и, сцепив длинные пальцы, обхватил руками худые, длинные ноги."
Я и не подозревала, что британские джентльмены викторианского времени могли сиживать в такой позе...
И, черт возьми, Холмсу действительно не хватало Уотсона после его женитьбы...
"— Мои пациенты… — начал было я.
— О, если вы находите, что ваши дела интереснее моих… — сердито перебил меня Холмс.
— Я хотел сказать, что мои пациенты проживут без меня денек-другой, тем более что в это время года болеют мало.
— Превосходно, — сказал он, снова приходя в хорошее настроение. — В таком случае займемся этой историей вдвоем. Думается мне, что в первую очередь нам надо повидать Форбса. Вероятно, он может рассказать нам много интересного. Тогда нам будет легче решить, с какой стороны браться за дело."

А это вообще меня вынесло:laugh:!
"Фелпс поднял крышку и вскрикнул. Он побелел, как тарелка, на которую он уставился. На ней лежал свиток синевато-серой бумаги. Фелпс схватил его, жадно пробежал глазами и пустился в пляс по комнате, прижимая свиток к груди и вопя от восторга. Обессиленный таким бурным проявлением чувств, он вдруг упал в кресло, и мы, опасаясь, как бы он не потерял сознание, заставили его выпить бренди.
— Ну, будет вам! Будет! — успокаивал его Холмс, похлопывая по плечу. — С моей стороны, конечно, нехорошо так внезапно обрушивать на человека радость, но Уотсон скажет вам, я никак не могу удержаться от театральных жестов."

Где-то мне попадалась гифка... А, вот она:


Этот рассказ оказался просто подарком. Плюс в нем еще и расследование связано со школьным приятелем Уотсона. Люблю, когда в сюжете есть что-то со школьными или детскими годами. Хороший, интересный детективный сюжет, который еще и очень легко визуализируется. Я как будто кино посмотрела:sunny:.


Отдельно замечу характерные для писателей того времени нервные горячки, срывы, припадки. Уже в трех, кстати, рассказах.
В "Сквайрах" Холмс симулирует:
"— Одна есть, — вмешался инспектор, — Мы думаем, что если бы нам только удалось найти… Боже! Мистер Холмс, что с вами?
Мой бедный друг ужасно изменился в лице. Глаза закатились, все черты свело судорогой, и, глухо застонав, он упал ничком на землю. Потрясенные внезапностью и силой припадка, мы перенесли несчастного в кухню, и там, полулежа на большом стуле, он несколько минут тяжело дышал. Наконец он поднялся, сконфуженно извиняясь за свою слабость.
— Уотсон вам объяснит, что я только что поправился после тяжелой болезни. Но я до сих пор подвержен этим внезапным нервным приступам."

Хотела бы я на это посмотреть:hash3:. И вот на это:
"— Я бы с радостью дал пятьсот, — сказал мировой судья, беря из рук Холмса бумагу и карандаш. — Только здесь не совсем правильно написано, — добавил он, пробегая глазами документ.
— Я немного торопился, когда писал.
— Смотрите, вот тут, в начале: «Поскольку во вторник, без четверти час ночи, была совершена попытка…» и т. д. В действительности это случилось без четверти двенадцать.
Меня огорчила эта ошибка, потому что я знал, как болезненно должен переживать Холмс любой подобный промах. Точность во всем, что касалось фактов, была его коньком, но недавняя болезнь подорвала его силы, и один этот маленький случай убедительно показал мне, что мой друг еще далеко не в форме. В первую минуту Холмс заметно смутился, инспектор же поднял брови, а Алек Каннингем расхохотался. Старый джентльмен, однако, исправил ошибку и вручил бумагу Холмсу."

С вот таким объяснением;-):
" — Каннингемы присоединились к нам, как вы, несомненно, помните, в саду, около двери, ведущей на кухню. Конечно, было чрезвычайно важно не напомнить им о существовании этого документа, иначе они уничтожили бы его немедля. Инспектор был уже готов посвятить их в то, почему мы придавали такое значение этой бумажке, как благодаря счастливейшему случаю со мной сделалось нечто вроде припадка, и я грохнулся на землю, изменив таким образом тему разговора.
— Боже правый! — воскликнул полковник, смеясь. — Вы хотите сказать, что ваш припадок был ловкий трюк и мы зря вам сочувствовали?
— С профессиональной точки зрения это проделано великолепно! — воскликнул я, с изумлением глядя на Холмса, который не переставал поражать меня все новыми проявлениями своего изобретательного ума.
— Это — искусство, которое часто может оказаться полезным, — сказал он. — Когда я пришел в себя, мне удалось с помощью не такого уж хитрого приема заставить старого Каннингема написать слово «twelve», чтобы я мог сравнить его с тем же словом, написанным на нашем клочке.
— Каким же идиотом я был! — воскликнул я.
— Я видел, какое сочувствие вызвала у вас моя слабость, — сказал Холмс, смеясь. — И мне было очень жаль огорчать вас, — ведь я знаю, как вы беспокоитесь обо мне."


В "Берилловой диадеме" - очень нервный клиент:
"Это был мужчина лет пятидесяти, высокий, солидный, с широким энергичным лицом и представительной фигурой. Одет он был богато, но не броско: блестящий цилиндр, темный сюртук из дорогого материала, хорошо сшитые светло-серые брюки и коричневые гетры. Однако все его поведение решительно не соответствовало его внешности и одежде. Он бежал, то и дело подскакивая, как человек, не привыкший к физическим упражнениям, размахивал руками, вертел головой, лицо его искажалось гримасами.
— Что с ним? — недоумевал я. — Он, кажется, ищет какой-то дом.
— Я думаю, что он спешит сюда, — сказал Холмс, потирая руки.
— Сюда?
— Да. Полагаю, ему нужно посоветоваться со мной. Все признаки налицо. Ну, прав я был или нет?
В это время незнакомец, тяжело дыша, кинулся к нашей двери и принялся судорожно дергать колокольчик, огласив звоном весь дом.
Через минуту он вбежал в комнату, едва переводя дух и жестикулируя. В глазах у него затаилось такое горе и отчаяние, что наши улыбки погасли и насмешка уступила место глубокому сочувствию и жалости. Сначала он не мог вымолвить ни слова, только раскачивался взад и вперед и хватал себя за голову, как человек, доведенный до грани сумасшествия. Вдруг он бросился к стене и ударился о нее головой. Мы кинулись к нашему посетителю и оттащили его на середину комнаты. Холмс усадил несчастного в кресло, сам сел напротив и, похлопав его по руке, заговорил так мягко и успокаивающе, как никто, кроме него, не умел.
— Вы пришли ко мне, чтобы рассказать, что с вами случилось? — сказал он. — Вы утомились от быстрой ходьбы. Успокойтесь, придите в себя, и я с радостью выслушаю вас, что вы имеете сказать."


Ну и в самом "Морском договоре":
"Тут только я понял весь ужас моего положения. До сих пор я действовал и, действуя, забывался. Я был совершенно уверен, что договор найдется немедленно, и не смел даже думать о том, какие последствия меня ожидают, если этого не случится. Но теперь, когда розыски окончились, я мог подумать о своем положении. Оно было поистине ужасно! Уотсон вам скажет, что в школе я был нервным, чувствительным ребенком. Я подумал о дяде и его коллегах по кабинету министров, о позоре, который я навлек на него, на себя, на всех, кто был связан со мной. А что, если я стал жертвой какого-то невероятного случая? Никакая случайность не допустима, когда на карту становятся дипломатические интересы. Я потерпел крах, постыдный, безнадежный крах. Не помню, что я потом делал. Наверно, со мной была истерика. Смутно припоминаю столпившихся вокруг и старающихся утешить меня служащих Скотленд-Ярда. Один из них поехал со мной до Ватерлоо и посадил меня в поезд на Уокинг. Наверно, он проводил бы меня до самого дома, если бы не подвернулся доктор Ферьер, живущий по соседству от нас и ехавший тем же поездом. Доктор любезно взял на себя заботу обо мне, и как раз вовремя, потому что на станции у меня начался припадок, и мы еще не добрались до дому, как я превратился в буйнопомешанного.
Можете представить себе, что здесь было, когда после звонка доктора все поднялись с постелей и увидели меня в таком состоянии. Бедняжка Энни, сидящая здесь, и моя мать были в отчаянии. Доктор Ферьер рассказал родным то, что ему сообщил на вокзале сыщик, и только подлил масла в огонь. Всем было ясно, что я заболел надолго, а посему Джозефа выпроводили из этой веселой комнаты и обратили ее в больничную палату. Здесь я и провалялся более девяти недель в полном беспамятстве и бреду. Если бы не мисс Гаррисон и не заботы доктора, я бы еще и сейчас не был способен здраво рассуждать. Энни ходила за мной днем, а ночью дежурила сиделка, так как в приступе безумия я мог сделать что угодно. Постепенно сознание мое прояснилось, но память ко мне вернулась только три дня назад."

@темы: серия 3.01, Шерлок АКД

23:39 

Мои отзывы по сериям - 7 часть (Катафалк)

Сезон 3

Итак, мой любимый — сейчас уже совершенно однозначно — третий сезон.

"Many Happy Returns" Многих лет жизни

Ну, честно говоря, я не воспринимаю "это" как часть сериала. Скорее, как красочный анонс.

3.01 "The Empty Hearse" Пустой катафалк


читать дальше

@темы: серия 3.01, мои посерийные заметки, Sherlock

22:47 

Из книги "Sherlock Chronicles"

Цитата из "Последнего дела Холмса":
"[На процессе страшная личность ее главы и вдохновителя осталась почти не освещенной], и если мне пришлось раскрыть здесь всю правду о его преступной деятельности, это вызвано теми недобросовестными защитниками, которые пытались обелить его память нападками на человека, которого я всегда буду считать самым благородным и самым мудрым из всех известных мне людей".
И слова Джона из "Пустого катафалка":
"Но я не мог бы пожелать лучшего друга. Ты был самым лучшим. Самым лучшим и мудрым из всех, кого я знал".

скан

@темы: серия 3.01, Книги по "Шерлоку" BBC, Sherlock

03:57 

"Ты был самым лучшим и мудрым из всех, кого я знал"

"You ... you told me once that you weren’t a hero. Umm ... there were times I didn’t even think you were human, but let me tell you this: you were the best man, and the most human ... human being that I’ve ever known and no-one will ever convince me that you told me a lie, and so ... There".
(Я помню, ты как-то мне сказал, что ты... не герой. Я порой даже сомневался, что ты вообще человек. Но ты был... самым лучшим, самым гуманным человеком из всех, кого я знал, и никто не убедит меня, что ты мне врал. Никто. Вот так.)

"You were the best and the wisest man ... that I have ever known".
(Ты был самым лучшим и мудрым из всех, кого я знал)


@темы: серия 3.01, серия 2.03, Sherlock, скрины

16:56 

"Как ты это сделал?"

Джон: Шерлок, ты расскажешь мне, как ты это сделал? Как ты спрыгнул с крыши и выжил?


@темы: скрины, серия 3.01, Sherlock

I'm Sherlocked

главная